Страница Рассказов о животных

Лэди в отпуске.

            Каждый год мы, как правило, стараемся поехать в отпуск зимой.  В это время года в нашем штате, в Висконсине, холодно, ветрено, снежно, поэтому естественно, что едем мы туда, где тепло:  Доминикан, Мексика.  Курорты там сравнительно недорогие и вполне приличные.  Конечно мы вынуждены оставлять Лэди дома.   В этом году мы подумали, что было бы совсем неплохо съездить в отпуск летом.  Пару лет назад наши друзья рассказывали нам, как замечательно они отдохнули в Северной Каролине, на островах, которые связаны с материком длинным мостом.  Они снимали дом, стоящий прямо в дюнах и целые дни проводили на пляже, загорая на солнце и купаясь в Атлантическом океане.   Их рассказы нам так понравились, что мы тогда же решили непременно съездить на эти острова большой и шумной компанией. 
Несколько лет такая возможность ускользала от нас: то одни не могли, то другие.  Но в этом году, всё совпало так, что время и возможности позволили нам совершить эту поездку.  А раз мы не связаны правилами курортов и едем как бы сами по себе, то мы подумали, а почему бы не взять собаку с собой.  Был подобран дом, в котором можно было жить вместе с собакой и...
            - Поедешь в отпуск? - спросили мы у Лэди, и она, чуть наклонив голову набок, несколько нерешительно завиляла хвостом.  Слово "поедешь" Лэди знает хорошо.  Сколько раз мы ей говорили: 
            - Поедем в парк, -  или, - поедем в лес. - И она знала, что впереди её ждёт изумительная прогулка, и можно будет очень хорошо побегать и поиграть во что-нибудь.
Слово "отпуск" ей тоже знакомо.  Только вызывает это слово у неё ассоциации несколько другого характера.  Отпуск - это разложенные на полу, постепенно заполняемые вещами чемоданы, это её, Лэдино, напряжённое ожидание чего-то странного, это её оставление с кем-то из наших друзей или с их детьми и это всегда наш отъезд.  И хоть Лэди знает и любит всех наших друзей, всё же тоскует по нам очень сильно. Она отказывается от еды на пару дней и беспрестанно глядит на входные двери в ожидании нашего возвращения.
            - Поедешь! - твёрдо заявили мы и начали собираться. 
            Решено было ехать на машине.   Путь не близкий. По нашим расчётам вся дорога, через пол страны, должна была занять приблизительно двадцать часов непрерывной езды, но не мучить же собаку перелётом.  Тем более, что всё равно надо было бы брать машину на прокат, чтобы доехать из аэропорта к снятому нами дому. Наши друзья всё полетели, им не было смысла так тратить время, а мы, загрузившись всем необходимым, тронулись в путь. 
            Дорогу Лэди перенесла очень хорошо.  Она делила заднее сиденье автомашины с нашей дочерью, и они ни разу не поругались, наоборот, относились с пониманием к желаниям друг друга и не сетовали на тяготы длинного и долгого пути.
            Приехав на место, где нас уже ждали, мы распаковались и устроились в своих комнатах.  Лэдина кровать конечно же была расположена в спальне дочери.  Переодевшись, все сразу же пошли к океану, благо дом стоял двух минутах ходьбы от него. 
            Надо сказать, что Лэди обожает купаться и, когда она видит воду, особенно если это жаркий день, то несётся к ней во всю прыть, тут же начинает её пить, а затем с удовольствием плавает, выставив над водой свой короткий, похожий на ручку, хвост и периодически отфыркиваясь от попавших в нос капель воды.  Пляж в этом месте песчаный, большой, и люди не сидят друг у друга на голове, так что можно было спустить Лэди с поводка, чтобы она могла побегать в своё удовольствие.  Ну, и куда же она поспешила в первую очередь?   Конечно к в воде.  Скорей-скорей, пока не остановили.  А вдруг передумают и поплавать не удастся.  Надо было видеть её лицо, когда она попробовала пить океанскую воду.  На нём были написаны недоумение и разочарование в полной мере. 
            - Как так?  Куда я попала?  Эту воду пить нельзя! - Лэди сокрушённо отплёвывалась, а мы, к нашему стыду, несколько ядовито подсмеивались:
            - Что, Лэдичка, получила?  А ты не хватай всё подряд. -
            Лэди косилась на нас карим глазом и уже с опаской попробовала войти в эту солёную жидкость:  кто его знает, что там может ждать впереди.  А впереди её ждали волны.  Причём волны приличные.  Не так, чтобы они были очень резкими или большими, нет, они были плавными и, казалось, совсем спокойными и мирными, но зато какой мощью они обладали!   Откатываясь в отлив, они старались забрать с собой в океан всё, до чего могли дотянуться.  И, если вы в это время решили купаться, то делали это с заведомым риском для себя.  Лэди это поняла сразу, и плавать не решилась, только залезла по брюхо в воду, чтобы охладиться.  Разочарованная, она вышла из воды и уставилась на нас, как бы говоря:
            - Ну, и что это за отпуск, я вас спрашиваю?  Лучше бы на озеро поехали:  и ехать далеко не надо и купаться можно всласть. -
            К этому разочарованию у неё прибавилась ещё и озабоченность тем, что мы пошли купаться.  Она бегала вдоль кромки воды, немного забегая в неё, и лаяла на нас, чтобы мы выходили  на берег как можно скорее.  При этом в поле её озабоченности попадали не только мы, как члены её семьи, но и наши друзья тоже.  Она волновалась за всех.  Вела себя точно также как Лотта, когда мы брали её с собой в лес за грибами.  Все расходились в разные стороны, а Лотта озабоченно бегала от одного к другому, проверяя все ли в порядке.  Это лишний раз доказывает преданность собак человеку и их желание прийти на выручку, если с человеком что-то может случится.
            Так продолжалось всего один день.  На второй день Лэди привыкла к океану и уже смелее вбегала в воду, забавно перепрыгивая через накатывающиеся волны, и радостно плавала недалеко от берега, не стараясь заплыть в глубину.  Мощь океанских волн всё же настораживала её, и она пристально следила за дочкой, чтобы та не заходила глубже, чем Лэди это представлялось.  Тогда собака начинала нервничать и лаять с требованием к своей подруге (на самом деле они относятся друг к другу как сёстры, что мы, испорченные люди, только приветствуем) немедленно приблизиться к берегу. 
            Наплававшись, мы ходили гулять по берегу, благо пляж огромный и можно ходить часами.  В основном Лэди бегала без поводка, только, когда нам встречались люди, я её подзывал и брал на поводок.  Не все любят собак, и хоть Лэди обожает людей, а особенно детей, я не очень расположен к тому, чтобы она бежала со всеми знакомиться.  Зато, к её удовольствию, на пляже было очень много песчаных крабов.   И здесь для неё было чем заняться.  В каждую найденную нору она непременно засовывала нос и пыталась отрыть обитателя этой квартиры.  Видимо крабы закапываются достаточно глубоко, так как ей ни разу этого так и не удалось сделать.  Правда можно было побегать за ними, пока они не прятались, а делали они это хоть и боком, но с очень большой скоростью.  Из всех нами виденных, а их было добрых несколько десятков, только одному бедолаге не удалось это сделать, как он ни старался.  И здесь произошла встреча и знакомство, которые закончились бы для краба достаточно трагично, если бы мы не вмешались вовремя.   Краб был внушительных размеров, с большими клешнями, которыми он  периодически щёлкал, приняв оборонительную позу, прямо перед Лэдиным носом, когда она старалась изо всех сил обнюхать это создание.  Лэди бегала вокруг краба и вначале осторожно, а затем смелее пыталась сдвинуть того с места то одной, то другой передней лапой, но краб только поворачивался вокруг своей оси высоко вытянув вверх свои глаза-антенны.   Наконец Лэди удалось перевернуть краба на спину, и он тут же притворился мёртвым, поджав под себя свои тонкие пупырчатые ножки и сложив зазубренные клешни на груди.  (Ни дать ни взять покойник, только свечи а клешнях не хватает.)   В этом была его ошибка:  Лэди не медведь (не знаю, охотятся ли медведи на крабов, но говорят, что если при встрече с медведем притвориться мёртвым, то медведь, понюхав, не трогает человека), она подхватила краба и подбросила того высоко вверх.  Трудно сказать, испытал ли краб радость свободного полёта, тем более, что парашюта у него не было.  Тяжело шлёпнувшись об землю, он продолжал лежать, а Лэди уже неслась к нему с явным намерением повторить проделанное.  Тут уж нам пришлось вмешаться и я оттащил собаку в сторону, к вящему её неудовольствию.  Отойдя немного, мы заметили, что краб вытаращил свои глаза и быстро поднявшись на ноги заспешил к своей норке, в которой и скрылся из виду.  Бедняга, ему не позавидуешь, зато у него будет о чём поделиться со своими внуками.  Он непременно расскажет  им о встрече с чудовищем, от которого ему удалось спастись только умением летать.
            Что Лэди не нравилось в месте, где мы остановились, так это были кактусы.  Маленькие, но с огромными шипами, эти растения росли вдоль дорожки, которая вела от дома к океану.  Они росли также и в траве, где их с турдом можно было видеть, и надо было ходить осторожно, стараясь не наступить на них.  Шипы у них твёрдые, размером с иглу, а сами кактусы обладали на редкость упругим телом.  Я от злости пытался раздавить один, когда он впился мне в ногу, но так и не смог этого сделать. Я добиля только одного: кактус намертво прицепился к моей сандалии, и мне пришлось отдирать его руками, чтобы не уколоться.  Лэди тоже пару раз наступила, не зная что такое кактусы, на эту, простите за грубость, гадость, и после этого начала относиться к ним с известным уважением, стараясь обходить их стороной.
            Ещё один курьёзный случай на пляже я хотел бы описать прежде, чем закончить этот рассказ.
            Чёрт меня дёрнул купить воздушного змея.  Дочь заканючила:
            - Папа, давай змея запустим, давай змея запустим.  
            Последний раз я это делал, когда мне было ну не больше восьми лет, и я уже точно не помню, что и как там надо делать.   Короче, купили мы змея.  Естественно китайского производства.  (Вот страна, которая всё производит и ничего из этого всего не работает.)  В общем змей был какой-то змеёныш и летать ни в какую не хотел.  А так как он был, судя по цене, крутым китайским змеёнышем, с двумя верёвками для того, чтобы его держать, а не с одной, как у нормальных самодельных змеев, которые умеют летать, то они, эти верёвки, во время первой попытки его запустить, так перекрутились между собой, что змеёныш начал работать пропеллером.  Едва поднявшись в воздух, он стал кружиться вокруг себя с каким-то треском и жужжанием, а мы носились с этим пропеллером по пляжу к удовольствию всех присутствующих, которым ещё не доводилось видеть такое шоу.  Мне кажется, что все кто был в это время в океане, вылезли на берег, чтобы не пропустить это показательное выступление на тему:  как не надо запускать змея.  Пока мы с дочкой бегали со змеем-пропеллером, то дали подержать Лэди, за длинный вытягивающийся поводок, нашему другу.  Он как раз сидел, никого не трогая, в большом надувном кресле и наслаждался солнечной погодой.   Лэди, заметив, что мы производим какое-то действо без её участия, и что в воздухе, невысоко от земли, бешено крутится какое-то жуткое животное, рванула в нашу сторону со всех ног.  В доли секунды она вытянула поводок на всю длину, а это добрых несколько метров, и потащила за собой моего друга, который опрокинулся на бок вместе с креслом и беспомощно, при этом не выпуская Лэдиного поводка из рук, начал барахтаться в песке, удивительно напоминая большого майского жука, перевёрнутого на спину.  При этом он ещё и кричал что-то типа:
            - Кто-нибудь, помогите мне подняться!
            На пляже все зашлись от хохота, и пришлось ему вставать самому.  К его чести надо сказать, что Лэди он не отпустил, и добраться ей до нас так и не удалось.  Она это сделала позже, когда мы упрямо пытались запустить змея в воздух.  Тут уж она маху не дала. Вырвавшись на свободу, Лэди высоко подпрыгнула и, схватив змея своей зубастой пастью, с остервенением начала его трепать, убегая от нас.  Успокоилась она только тогда, когда окончательно переломала все змеиные части.
            Всё хорошее быстро заканчивается, и наш отпуск тоже подошёл к концу.  Обратная дорога заняла у нас тоже много времени, но мы нисколько не жалеем, что поехали на машине в такой далёкий путь.  В конце концов, Лэди тоже необходим отпуск где-нибудь у моря или океана, она.  П по дороге мы смогли насладиться прекрасными картинами, открывающимися при переезде через Апалаччи.

AbZ

Racine, WI                  08-13-10

             

Copyright@2010, Oleg Gritsevskiy
При полной или частичной перепечатке,
согласие автора обязательно.