Страница Небесные Антикомедии

Дворец.

Из серии “Небесные Антикомедии.”


                Просыпайтесь, Ваше Величество, Вы просили Вас разбудить, когда Её Величество проснётся, - старый испуганный дворецкий вкрадчивым, чуть дребезжащим голосом будил своего господина.
                Чего он боится, что у него так голос дрожит?  Вот уже много лет как я ему дурного слова не сказал, неужели он всё ещё напуган?  Жалко старика,  - думал давно проснувшийся король, продолжая лежать с закрытыми глазами и просто притворяющийся спящим.
                Ваше Величество, Ваше Величество, - громким шёпотом продолжал говорить дворецкий, не зная толком, что же ему предпринять.  С одной стороны, король просил ещё вчера вечером его разбудить, как только проснётся его жена,  с другой стороны, будить спящего короля -- это, знаете ли вы, чревато чем угодно:  от награды до наказания.
                Да встаю я, Эндрю, встаю, успокойся, - наконец услышал старый слуга спокойный голос своего повелителя.
                Прикажете умываться и одеваться? - в голосе дворецкого теперь появились радостные нотки облегчения.
                При-ка-зы-ва-ю: умываться и одеваться, - открывая смеющиеся глаза, ответил король, - и давай живей, я хочу поскорей пройти по Дворцу в покои Её Величества.
Пока слуги суетились, он ещё мог немного понежиться в огромной кровати под большим, бархатным, бардовым балдахином, с вытканным на нём королевой золотым королевским гербом, и поговорить со своим Дворцом, который он очень, очень, очень любил.  
                Странно, Дворец, - мысленно говорил король, - я помню раньше, жители моего королевства не платили мне ни такой искренней любовью, ни такой преданностью как последние годы.  Нет, они даже боялись меня, а сейчас всегда смотрят на меня с улыбкой и доброжелательностью.   Вроде я не изменился, такой же, как и был раньше.
                Это потому, что я у тебя есть. - отвечал ему Дворец, - А ты изменился, всё изменилось, после того, как ты, король, построил меня.  Вспомни, ведь раньше ты даже не знал, чем себя занять, и это раздражало и нервировало тебя. И это твоё раздражение, частенько переходящее в грубость и агрессию, выливалось на всех, кто только ни попадался тебе на глаза.  А раздражённый король – это страшно для его подданных.  Когда же ты сделал самую малость – воплотил в жизнь свою мечту, совсем небольшую мечту постройки Дворца, которым могут любоваться все, чувство удовлетворения, которого не знал раньше, пришло к тебе и уже никогда тебя не оставит. Ты же строил сам, своими руками от начала и до конца, много раз переделывая и в конце добившись чего сам хотел.  Это чувство удовлетворения так заполнило тебя, что начало выплёскиваться через край и тебе стало необходимо поделиться им со всеми, кто живёт рядом с тобой.  Это чувство переросло в любовь ко всему, что тебя окружает.  Ты начал делиться своей любовью. А, в свою очередь, все, кто живёт рядом с тобой, захотели поделиться с тобой своими чувствами, давать тебе свою любовь.  Ты изменился сам по отношению к другим людям, и они изменили своё отношение к тебе.  Я тоже хочу тебе сказать, что люблю тебя, мой король, и всегда буду делать так, чтобы тебе было хорошо, чтобы тебе было лучше всех.  -
                То, что говорил Дворец, было абсолютной правдой:  до его постройки, король был раздражителен, даже злобен, что никак непозволительно королям.  Все его подданные боялись своего короля, они закрывали окна и двери, когда он проезжал по городу, прятали детей, чтобы они не услышали его хамских слов.  Слуги не смели поднять на него глаза, когда король отдавал свои повеления.  Придворные получали по щекам просто потому, что король "встал не с той ноги".  Даже королева боялась говорить о чём-либо со своим супругом, а тем более просить его о чём-то и частенько ей приходилось заслонять собой детей, особенно, если их отец находил в них что-то его раздражающее.
                А потом пришёл Дворец.  Вернее, сначала только мечта о нём.  Дворец приснился королю и стал его мечтой, которую король решил воплотить в жизнь.  Тогда-то он и дал приказ на его постройку.  Король пересмотрел массу проектов, разработанных ведущими архитекторами, но ни один из них ему не подошёл.  Забывая как выглядел Дворец во сне, король не мог толком объяснить им, чего же хочет,  не мог даже определить  место, где Дворцу надлежало стоять.  От этого он раздражался ещё больше и несчастные, непонимающие что же им надо делать архитекторы и художники хорошо что только не были выпороты.  Так длилось долго.  Король видел Дворец во сне, а с утра начинал бросаться на всех, если они не понимали его грубых, отрывочных указаний.  Это вымотало и его, и тех, кто был рядом.  И вот однажды на охоте всё родилось в его воображении в один миг, в одну секунду.
                Король, преследовавший молодую олениху, попал на берег бухты с чистейшей морской водой, окружённой зелёными холмами.  Он слез с коня, огляделся вокруг и сказал подъехавшим егерям:
                Вот на этой горе будет стоять мой летний Дворец. 
                С этого дня он сам стал работать над проектом, сам участвовал в строительстве, и с этого же дня в королевстве всё начало меняться.   У людей постепенно начали пропадать пропадал страх и ненависть к своему королю, и наоборот их уважение и любовь к росли с каждым днём. 
Король просто обожал свою летнюю резиденцию, и Дворец платил ему тем же. 
Когда король вместе со всем своим двором летом на один месяц переселялся из столицы в это тихое место, Дворец старался изо всех своих сил, чтобы погода всегда стояла преотличнейшая, чтобы не было ни изнуряющей жары, ни частых проливных дождей, чтобы днём король с королевой, детьми и свитой, или вдвоём с королевой, мог просто погулять в саду, или побыть на пляже, или покататься на яхте по небольшой бухте, окружённой холмами заросшими густым хвойным лесом. 
                Вечерами король любил ходить по полутёмным переходам своего Дворца, здороваться со стражей, выставленной в его полутёмных те коридорах.  Он любовался старинными картинами и гобеленами, освещёнными факелами, и Дворец наигрывал ему по пути незамысловатые мягкие мелодии.  А незадолго до заката Дворец освещал зыбким тёплым светом те коридоры, которые вели в покои  королевы, и король приходил к ней, брал её за руку, и они бегом, прямо как дети, бежали в небольшую круглую, выступающую за рельефные стены Дворца, башню, чтобы посмотреть, как затухающее солнце будет садиться в осеянное золотом его последних лучей море.  Потом король и королева ужинали в каминной зале, сидя напротив друг друга за длинным дубовым столом и слушая как весело трещат в камине дрова, если было прохладно, или как стрекочут сверчки.  Затем они вместе шли укладывать своих детей:  старшего Пауля и младшую Катерину.  Король и королева наперебой читали им сказки, рассказывали истории из жизни их предков, иногда мирили, если кто-то из детей, расшалившись, обижал другого. 
                Воздух моря и хвои давал королю отличное настроение;  месяц, проведённый здесь, обеспечивал его энергией на целый год, когда он, находясь в столице, вынужден был заниматься делами королевства.  С постройкой Дворца он стал великодушным, справедливым королём, которого полюбили подданные. 
                Вот ты скоро уедешь, а я буду скучать по тебе, мне будет холодно и пусто, - продолжал Дворец, -  но ты не думай, что я буду ничего не делая тебя ждать, нет, я буду готовиться к твоему приезду в следующем году.  Я сделаю погоду ещё лучше, воздух ещё свежее, море ещё чище, леса ещё зеленее.  А ты обязательно приедешь ко мне и сможешь хорошенько отдохнуть, потому что тебе опять придётся много работать.  Ведь это только в сказках короли ничего не делают, а в жизни... .
******
А в жизни...

                Папа! - разбудил его крик сынишки, - папа!  Катя опять сломала дворец, который ты построил.  Она начала куличики из него делать, как будто на пляже другого песка нет.
Он разогнал зыбкий туман своего дневного сна, улыбнулся, встал и подошёл к детям.

               
                Ничего, Павлик, ничего.  Давай теперь мы с тобой вместе дворец построим ещё больше и красивее прежнего.  А Катя нам куличики испечёт, чтобы мы пообедали, когда проголодаемся.  Хорошо, Катюша?  И не спорьте вы между собой, Слава Б-гу, песка хватит на всех.

AbZ
Racine, WI                          22/08/2011

 

Copyright@2011, Oleg Gritsevskiy
При полной или частичной перепечатке,
согласие автора обязательно.