Страница Небесные Антикомедии

Полёт.

“Небесные Антикомедии.”


                Она летела вдоль отвесных стен и ёжилась от быстрой смены тепла на холод, света на тьму. Она неслась прямо вниз, не раскрывая своих крыльев;  ей нравилось это Свободное падение Свободного Человека. 
                Её полёт был бы похож на падение камня брошенного в колодец, если бы не одно НО.  В колодце внизу всегда есть или вода или сухое дно, а там, куда так стремительно летела она, ничего, кроме непроницаемой, холодной, всепоглощающей темноты, не было.  Она и боялась эту темноту и жаждала её. 
                Каждый раз, когда Она бросалась в эту пропасть, дыхание её становилось более глубоким и учащённым, как будто лёгкие знали, что там глубоко внизу нет воздуха и им нечем будет наполнить себя;  каждый раз её сердце начинало биться всё громче и прерывистей, как будто чувствуя, что однажды, когда Она подлетит к темноте совсем близко, та проглотит её и оно замолчит навеки. 
                Наверное, ей просто нравился риск.  Иначе, чем же ещё можно объяснить то, что это сознание смертельной опасности только добавляло особое ощущение восторга в её такое долгое падение?  
                А ещё ей очень нравилось издеваться над Темнотой, дразнить тем, что подлетая каждый раз всё ближе и ближе, заставлять мрачную Тьму открывать свой толстогубый, беззубый рот, в страстном желании схватить дерзкую, и в последний момент ускользать от неё.
                В последний раз Она приблизилась к зловеще щерившейся Темноте настолько, что явственно ощутила её смрадное дыхание, её шёпот:
                - Иди ко мне, деточка, не бойся.  Я дам тебе покой и отдохновение от всего.  Иди ко мне.
                - Тебе ни за что не поймать меня, Темнота! - Громко рассмеялась Она в ответ на этот загробный шёпот, и, раскрыв крылья, взмыла ввысь, туда, где жизнь бьёт ключом, туда, где тепло и много, много света.
                - Я умнее и хитрее тебя! - беспечно кричала она проклинающей её Бездне.  
Сегодня Она решила подлететь к Вечной Пустоте ещё ближе. 
                - Я пролечу над самыми её губами, чуть ли не касаясь их, и улечу к солнцу, когда эта Пустота подумает, что уже поймала меня.  Это будет мой самый лучший полёт, - думала Она, тихо подрагивая от охватывающего её нервного возбуждения.  Это её растекающееся волнами по всему телу возбуждение докатилось до уставшего от постоянного риска сердца, и оно начало биться всё чаще и чаще в предвкушении грядущей опасности.  Перед самым прыжком сердце забилось так сильно, что ей показалось, будто оно хочет выскочить из груди.
                - Не бойся, глупенькое, - как можно спокойнее попросила Она его, - ничего не произойдёт.  Я опять перехитрю эту Холодную Тьму. -
И Она смело прыгнула с вершины скалы, как всегда не раскрывая крыльев.  Падение было долгим.  Очень долгим.  Глаза постепенно привыкли к обволакивающей темноте  и ей даже стали смутно видны отвесные стены, вдоль которых она стремительно летела навстречу ждущей её пустоте.  Ещё немного вниз и вот, наконец, достигнута та глубина, на которой явственно слышны дыхание и шепоток утробно булькающей Бездны.  Ещё чуть-чуть и стали видны расплывчатые очертания открытого, огромного, бездонного рта.  Ещё мгновение и Она, задрожав и вся покрывшись пятнами и гусиной кожей,  почувствовала смрадное дыхание Бездны, увидела отвратительные, ядовитые капельки слюны на её губах, ещё миг... .  Пора!!!
                Она раскрыла крылья и попробовала ими взмахнуть, но что это?!  У неё только одно крыло!!!  Одно большое чёрное, кожистое, твёрдое крыло!  А где же второе?! Белое, тёплое, мягкое?!  Куда оно делось?!  Как вышло, что Она не заметила, что у неё больше нет крыла?!
Срочно, срочно прочь отсюда!!!  Она попыталась взлететь, отчаянно взмахивая этим своим одним крылом, но её только кружило, переворачивая и бросая через голову, не останавливая при этом падения, лишь делая его не направленным прямо вниз, а идущим по спирали, отчего оно становилось безнадёжным и больным.  
                Её начало мутить; кровь сачилась из того места, где ещё только вчера было крыло;  какие-то молоточки сначала тихо, а затем всё громче и громче застучали в висках,  и от этого нарастающего шума страшно заболела голова, а вслед за ней и всё тело.  Сердце гулко и прерывисто стучало в груди, и этот частый звук, отражённый треклятыми стенами был похож на крики раненой падающей птицы.
                Она попыталась подлететь поближе к одной из стен, чтобы ухватиться хоть за что-нибудь!  С неимоверным трудом ей удалось это сделать, но схватиться было не за что.  Стена была цельная, отвесная, холодная и склизкая от выдыхаемого неумолимо приближающейся Бездной смрадного пара. 
                - Хоть бы какая-нибудь трещинка, какой-нибудь выступ, - думала Она, тщетно пытаясь остановить своё падение.  Ничего.  Она только обломала ногти рук и ног, разбила локти и колени, истёрла пальцы до костей. 
                - Неужели это всё? - подумала Она, - Как мало мне довелось летать!  Как я любила эту жизнь. -
Она посмотрела вверх, где высоко-высоко маленькой одинокой яркой точкой горел свет.  Со слезами на глазах, Она попробовала протянуть руки к этой точке, но её в последний раз перевернуло и бросило вниз.
-                Там нет ничего..., - всплыли в её памяти чьи-то, слышанные ею при рождении слова, и...
                - Чмак, - удовлетворённо отрыгивая, закрыла свой рот ненасытная Бездна.

******
                Она стояла обнажённая на острой вершине высокой отвесной горы и смотрела в синее-синее небо над головой.  Лёгкий ветер развевал её чудные длинные волосы.  Мягкое рассветное солнце освещало её нежную кожу перламутрово-розовым цветом. Свежий, чистый воздух вливался в её лёгкие, наполняя их восторгом и ожиданием скорого счастья.  Сердце, согретое солнечным теплом, билось размеренно и спокойно.
                Она встала на цыпочки, вытянулась в струнку и протянула руки к тёплому золотому солнцу.  Она тянулась вверх к небу, а под ногами у неё раскрыла свою чёрную зловещую пасть чудовищная, холодная, тёмная, смрадная пропасть без дна. 
                - Прыгай, - раздался чей-то голос.
                - Как же я прыгну, я ведь упаду, - удивилась она.
                - Как ты знаешь?
Она засмеялась:  - Ты смешной, у меня же нет даже крыльев. -
                - Как ты знаешь? – настойчиво повторил тот же вопрос голос.
Она задумалась, не зная, что ответить.
                - Мне страшно, - наконец прошептала она тихо-тихо.
                - Не бойся, прыгай! - приказал ей голос, - В мире нет другой дороги к Счастью.  
Немного подумав, она чуть присела и сильно выбросила себя вверх.  Ей показалось, будто она тонкая звенящая пружинка внезапно освободившаяся от чего-то её держащего.  Полёт ввысь был быстрым, почти мгновенным, но вот он прекратился и её тут же начало неумолимо тянуть вниз.  Она широко раскрыла глаза и протянула руки вверх, как бы прося о помощи.  Сразу же за её спиной раскрылись два крыла.  Одно было большое чёрное, кожистое, твёрдое на ощупь;  другое: белое, пушистое, мягкое.  Расправив их, Она с трудом, но смогла остановиться.  Правда, кроме тревоги и быстро наступившей вслед за ней усталости, Она ничего не ощутила. 
                - Это оттого, что крылья совершенно разные, - поняла Она, и крикнула вверх:  - А почему они разные?!
                - Чёрным ты будешь защищать себя от тех, кто захочет тебя обидеть, а белым будешь согревать тех, кому холодно и больно.  Ими сложно управлять, но когда научишься, лететь будет легко и спокойно.
                Каждый день Она до изнеможения училась летать и однажды полностью овладела наукой управлять такими разными крыльями.  С этого момента, практически не взмахивая ими,  можно было подолгу парить в потоках чистого, хрустящего своей свежестью воздуха. 
Её полёт из неровного и быстрого стал плавным и спокойным.  С каждым днём, на восходящих потоках звенящего воздуха, Она поднималась  выше и выше.  Ей оставалось совсем немного, чтобы дотянуться рукой до Неба и Солнца.
                - Мне хорошо! - ликуя закричала Она, - Мне очень хорошо!  Я люблю тебя, Жизнь!
                - Вот и славно, - удовлетворённо ответили ей, - здесь наверху есть всё.  Всё, что тебе надо.  Лети.  -  И добавили вполголоса:  - Только никогда не опускайся вниз.  Там нет ничего. -
                - Хорошо, - непринуждённо засмеялась Она, с лёгкостью взмахивая своими огромными крыльями, - мне здесь нравится!  
                Она парила в вышине и наслаждалась теплом золотого солнца, чистотой голубого неба и полной свободой своего полёта.  У неё было всё!
                - А что такое "нет ничего?" - внезапно пронеслось у неё в голове, и ОНА спустилась ниже.
                Она даже не расслышала, как кто-то тяжело и горестно вздохнул, словно откликаясь на её такое еле заметное падение, не расслышала, как внизу радостно захлюпала слюнявым ртом Бездна:
                - Иди ко мне, девочка, я жду тебя.
***
                Два огромных, странно лохматых доисторических оленя лежали на перекрёстке.  Их сбил какой-то грузовик;  один уже был мёртв, а другой с перебитыми ногами ещё тяжело и шумно дышал.  Я сидел в машине и не знал, что мне делать:  выйти и помочь, и, если "ДА," то как?  Или объехать и следовать дальше?  В этом раздумье я и проснулся.  А что бы вы сделали на моём месте?

ABZ

Racine, WI                           09/22/11

Я непременно хочу оставить заданный вопрос так, как он написан.

 

Copyright@2011, Oleg Gritsevskiy
При полной или частичной перепечатке,
согласие автора обязательно.