Письма к Сыну

Возвращаясь к расизму.     

                         

                  Иногда задаю себе вопрос: “А не расист ли я сам?”  Ты знаешь, я не могу дать определённого ответа.  Если принять во внимание только определение расизма, то я не причисляю себя к расистам и не согласен с расистской идеологией.  А если брать во внимание общее поведение или культуру какой-то этнической группы, к которой я не принадлежу, если я категорически не приемлю такое поведение и меня не интересует их культурное наследие и не хочу я общаться с этими людьми, тогда что?   Вдруг я всё-таки расист?  Вот то, что наш новый президент чёрный, меня абсолютно не волнует, хоть зелёный, какая мне разница.  Я голосовал против него не по цвету.  К примеру, если бы балотировалась Кондолиза Райс, я бы голосовал за неё, причём против многих белых.  Она мне нравится, она злая и умная.  А когда жена нового президента “лепила”, как ей плохо живётся и что каждый день ей только чудо помогает выжить в этой стране.  Это же бред, но этот бред приветствуется в либеральных кругах.  Ты мне сам присылал письмо, написанное в Беркли, как замечательно быть белым, как им всё просто и, соответственно, чёрным очень тяжело.  Я, кстати, по себе не вижу, как легко.  Да ты и сам, наверное, так не думаешь.  Ну, а если так тяжело, кто здесь держит-то?  Взял билет и вали куда хочешь.  А может это специально внушают чернокожим гражданам, что они ущербные, что им все должны по рождению, просто так.  А может в этом-то и есть проявление расизма, вот в таких письмах, где описывают, как легко живётся белым.   Я не могу понять, почему постоянно подчёркивается расовая принадлежность.  Почему белому населению прививается вина за то, что когда-то завозили сюда чёрных рабов.  Почему прививается чёрному населению чувство, что белые им должны уже только потому, что они потомки всё тех же рабов.  Может ты мне скажешь?  Вообще эта тенденция белых бить себя по лицу и вешать на себя любую вину заслуживает отдельного письма.  Мы поговорим об этом, но не сегодня.
                  Вот тебе пример той культуры, которую я не приемлю. 
                  Я был свидетелем такой сцены:  шёл по стоянке к магазину, из которого вышла одна пожилая афроамериканка (чтобы быть политикокорректным. Надо же, слово такое придумать. Ума хватило у кого-то).  Весьма почтенная дама, в весе, чтобы не сказать большее.  Навстречу ей идёт молоденькая, очень хорошенькая девочка, лет пятнадцати-шестнадцати с молодым человеком, тоже афроамериканцы (я от этого слова балдею, почти что “лица кавказской национальности”).  И вот пожилая дама, завидев эту девочку, подняла визг на всю стоянку как сексуально эта девочка выглядит.  Я подумал, что старушка рехнулась, ан нет.  Оказалось, что эта девчонка её внучка, и бабуля гордится её, внучки то есть, сексуальностью.  Своими воплями бабушка вогнала внучку в краску, на удивление это было заметно даже на тёмной коже.  Молодой человек при этом был явно доволен.  Ты знаешь, я далеко не ханжа, но всему же должны быть пределы.  Ну родит эта девочка в свои шестнадцать лет,  это что, хорошо? А может бабушка так желает стать прабабушкой, тогда другое дело.  Ты спросишь какая здесь связь – да прямая.  Одно цепляется за другое.  Откуда такое количество рождений среди несовершеннолетних?  Почему именно среди чёрнокожего населения это особенно развито?  Тоже белые виноваты.  Или бабушки, которые всю свою жизнь просидели на подачках за каждого рождённого ими очередного бездельника.  Ах, образования не хватает!  Ой, ли!  Здесь школьного образования не хватает всем одинаково.  (Мы вернёмся позже к школьному образованию, если ты не против.) А может отношения между членами семьи отсутствуют.  Да и есть ли сами эти семьи, тоже ещё вопрос.   Как получается, что молодые чернокожие отцы, которые принимают участие только в зачатии ребёнка или нескольких и более к нему/к ним никаких отношений не имеют?  Или это болезнь всего общества в целом?  Ведь институт семьи разрушается на наших глазах.  А родители, которым просто наплевать, что происходит с детьми?  Что с этими уродами делать?  Вот тебе другой пример: у нас жила семья мексиканцев, девочке лет шестнадцать, полная такая девчонка.  Так вот, она родила в туалете.  Пошла в туалет и вышла с ребёнком.  Как тебе такое?  Мама даже не знала, что дочка беременная.  Это нам её мама рассказала.  И все довольны.  Смотри, какая прелесть, а не жизнь.  А может всё это просто звенья одной цепи и всё идёт от либерализма.  Хочешь делай так, а не хочешь делай иначе.  Никого это не волнует.  Вернее, может быть и волнует, но если ты об этом скажешь, то ты отсталый человек – динозавр.
                  И ты знаешь, это вседозволенность прекрасно приживается в обществе.  Давай отойдём от беременности.  Б-г с ней.  В конце концов “беременна – это временно, не беременна – тоже временно.”  Я говорю про культуру.  Она вроде есть и её вроде нет.  Книги, спектакли, фильмы -- всё это есть и они востребованны, и, в тоже время, сама культура на самом низком уровне.  Сначала в головном уборе можно сесть за стол.  Удобно, но неправильно, затем за тем же столом громко отрыгивать, прикрываясь тем, что это естественно.  Сегодня мы уже дошли, что группы особо продвинутых требуют, чтобы в ресторанах молодые матери могли открыто кормить грудью.  Это естественно, но я, например, не хочу это видеть.  Грудной ребёнок ест по часам и его можно покормить до похода в ресторан или после.  Нет – это не годится, не за что бороться.    А я хочу тогда образовать движение в защиту зачатия детей в любом месте и в любое время.  Почему нет?  Это же естественный процесс?  Поверь мне, найдутся сумасшедшие, которые будут двигать эту идею в жизнь, найдутся психологи, которые докажут, что только такое зачатие и будет самым правильным в дальнейшем развитии личности и найдутся адвокаты, которые будут это претворять в жизнь.  А всё начинается с малого.  Ты посмотри, как одеваются!  Как с помойки.  Ну да-да, я не понимаю – это, очевидно, протест такой.  Я тоже когда-то протестовал: носил длинные волосы и брюки клёш, почти хипповал.  Мне лысый дедушка в троллейбусе замечание сделал, что я на девушку похож.  Я ему сказал, что я думал, глядя на его отсутсвие седин.  Он понял.  Может я чего-то сейчас не понимаю?  А может просто этим отморозкам делать не хрен?  Когда я вижу одежду на восемь размеров больше, я вхожу в ступор. А эти трусы напоказ, штаны под яй.. – проветривают они их, что ли?  Ну ладно летом, а зимой?  Я это не воспринимаю.  Наверное это анахронизм, но ведь не расизм, правда?  Вполне возможно, что этот с яй...и по земле, очень хороший человек, даже лучше чем я, но не хочу я с ним общаться, даже смотреть в его сторону не хочу.  Пусть будет потому что он такой хороший, а я плохой, мне всё равно – не хочу общаться и всё.  Причём мне всё равно какого он цвета чёрного или белого – они мне одинаково противны.  Не нравится мне, когда кто-то начинает вдруг ни с того ни с сего трястись, как полоумный, слушая музыку.  Старый я, наверное.  Ну не нравится мне.  Может я расист к тем, кого не понимаю или не хочу понять.  Ну тогда ладно, хрен со мной.

                  Пока, сынок.


 

Copyright@2009, Oleg Gritsevskiy
При полной или частичной перепечатке,
согласие автора обязательно.