Письма к Сыну

     

                  Всегда самое сложное начать, никогда не знаешь с чего.  Всё думаешь как правильно, чтобы было понятно в дальнейшем.  Итак, чтобы понять мои взгляды и убеждения, надо понять почему они такими образовались.  Я продукт 70-ых.  Моё мировозрение начало сформировываться в эти годы.  Я никому не верю и ничему не верю.  Почему?  Здесь я должен вернуться во времени в прошлое и не в свою молодость, а гораздо раньше, когда меня в помине не было.  Надеюсь ты поймёшь почему я это делаю.
                  У меня, как и у всех, было два деда, вернее не совсем как у всех, но как у многих - у меня их было три  Поговорим немного о них.  Терпение, терпение, сынок.  Это важно.  И хоть я не знаю многих фактов, всё же из обрывков разговоров и воспоминаний я постараюсь произвести какой-то анализ своего воспитания. 
                  Отец моего отца родился и вырос на Украине в Кременчуге.  Я не буду сильно распроcтраняться, замечу только, что он был из бедной семьи (моя бабушка говорила, что поэтому её родители не хотели отдавать за него замуж).  Его молодость прошла в идеалах революции и всеобщего равенства.  Он свято боролся за эти идеалы, а именно - он был одним из первых комсомольцев на Украине.  По рассказам, во время гражданской войны он чудом остался жив, когда прятался в поленнице дров от махновцев.  Сам батька, Нестор Махно, стоял от него в полутора метрах, но в поленницу никто не догадался заглянуть.  Если бы заглянули, ни моего деда, ни моего отца, ни тем более нас с тобой не было бы на свете.  (Мир бы потерял нас, представляешь, какой ужас?!)  Эту историю мой дед рассказывал мне сам.  Я ему верю, ему незачем было мне врать.  После революции, гражданской войны и установления Советской власти он с семьёй жил и работал в своём городе, до 39 года, когда его репрессировали.  Кто-то на что-то донёс, и он загремел в лагеря.  Я не знаю точную дату, даже правилен ли год, но знаю, что этот факт был.  Его жена, моя бабушка, дошла до Сталина (скорее всего до его приёмной) и сумела доказать, невиновность деда.  Здесь я не владею полностью тем, что происходило в действительности.  Знаю только, что он провёл два года в лагерях.  Как раз в это время началась война.  Дед был отправлен в артиллерийское училище и после на фронт командиром батареи.  И здесь у меня тоже смешение знаний.  Я помню, в детстве, были разговоры, что дед был в штрафном батальоне, а уже оттуда, был направлен в училище и обратно на фронт.  Сам он не любил распространяться на военные темы.  Закончил он войну в Риге, одним из помощников военного коменданта города.  Туда же приехала бабушка с моим отцом из эвакуации.  И там, уже после войны, родился у них второй сын.
                  Второй мой дед, мамин отец, умер в тюрьме до моего рождения.  Он был посажен по показательному процессу за какие-то хищения в продкооперации, где он работал директором.  Кто что воровал, не знаю, зато знаю что такое показательный процесс.  Это когда судебный процесс служит примером, чтобы другим неповадно было.  В СССР такое производили часто, люди получали на полную катушку, даже тогда, когда они и виноваты не были.  Никто не знает, что послужило причиной смерти деда, так же как и где его могила. 
                  Теперь я расскажу о другом человеке.  После того, как мой дед умер (или погиб?) в тюрьме, бабушка вторично вышла замуж за человека, с которым и прожила всю свою оставшуюся жизнь.  Вот его-то я и считаю своим третьим дедом.  По происхождению он был из поволжских немцев с типичной немецкой фамилией Камиллер.  А теперь представь, в Советской Армии во время войны с Германией служит офицер в танковых войсках, немец по происхождению, с немецкой фамилией.  В то время его могли репрессировать только по подозрению в малейшем сочувствии к своим противникам, только из-за того, что у них одна национальность.  Не взирая на это, его позиция была достаточно по армейским должностям высокой, он был заместителем командира дивизии по... политической части – комиссар.  Как ты думаешь, в Советском Союзе мог ли быть комиссаром немец во время войны с Германией, если бы он хоть на каплю отходил в своих убеждениях, я уже не говорю в действиях, от коммунистической доктрины?  Вот именно, это было бы невозможно.  После демобилизации дед работал в автобусном парке преподавателем и был там секретарём коммунистической партии этой организации.  Итак, у нас в роду два человека, верой и правдой служившие идеалам светлого будущего.
                  Теперь немного о моём отце, твоём деде.  Да, вот ещё что. Мои родители развелись, когда я был совсем ребёнком.  Воспитывался я у родителей отца.  Так было всем удобно.  В Советском Союзе были проблемы с жильём (с чем только их не было в этой стране).  Мама жила в общей квартире со своей мамой и её мужем, а у родителей отца была отдельная трёхкомнатная квартира в центре города.  Так что я там был OK.  Моя мама и бабушка всегда были в очень хороших отношениях, не взирая на то, что мама развелась с моим отцом.  Меня никто не бросал и не подбрасывал.  Просто я жил у бабушки с дедушкой.  Я даже называл свою бабушку мамой и моя мама, твоя бабушка, никогда не противилась этому.  Поэтому у меня были как-бы две мамы.  К чему я это всё?  Может быть позже что-то из этого всплывёт.
                  Мой отец работал врачом.  Он был хороший врач, хороший специалист.  Достаточно долго проработал главным врачом больницы.  Потом был ведущим отоларингологом города Юрмала.  Чтобы занимать должность главного врача и Союзе, человек должен был быть в партии.  И естественно мой отец тоже был в партии. 
                  А вот теперь начинается самое интересное.  Коммунистическая идеологическая пропаганда была в стране развита непомерно.  Начиная со школы, да нет, с детского сада, нам вдалбливали превосходство коммунистических идей над всеми остальными существующими и не существующими.  Любое обучение, будь то школа, училище или университет, включало в себя политическую обработку детей.  Все средства информации, все фильмы, спектакли - всё, что связано с народными  массами выполняли одну функцию – обработку населения в духе материализма и коммунистических мировозрений.  В тоже время в стране процветали коррупция, ложь, воровство, приписывались различные показатели, по которым выходило, что мы обходили по своему развитию капиталлистическую систему.  Об этом кричали все газеты и, видя, что происходит в действительности, этому никто не верил.  Холодная война и пропаганда Запада тоже делали своё дело.  Нам показывали наши недостатки, говорили то, что у нас никогда не освещалось прессой.  До сих пор помню, как мой дед слушал “вражеские голоса”, так в народе назывались радио передачи западных стран на русском языке.  Они говорили то, о чём у нас молчали.  Их глушили.  Существовал специальный отдел в КГБ, который занимался установлением радиопомех.  Я видел, что мой дед соглашался с тем, что передают идеологические враги нашей страны.
                  Другой дед, который всю жизнь был в партийной верхушке, сказал мне однажды, что систему концентрационных лагерей немцы сами не придумали.  Они позаимствовали эту идею в Советском Союзе.  В СССР впервые были рождены эти монстры, поглащающие человеческие жизни и судьбы.  Как ты думаешь, повлияло это сообщение на меня или нет?  Об этом ведь никто никогда не говорил, а мне это сказал секретарь парторганизации.
                  Моего отца уволили с работы за то, что он подписал документы врачу уезжающему в Израиль, без согласования с партийным руководством.  Тогда ставили любые препоны тем, кто стремился уехать из страны.  Их считали чуть ли не врагами народа.  Из моего класса уехало несколько человек.  В Риге к этому ещё относились более менее нормально.  В других регионах страны, доходило до бреда.  Детей стремились отговорить ехать со своими родителями.  Я не хочу подробно останавливаться на этом.  Чтобы понять идеологию надо знать, что героем в школе официально считался Павлик Морозов, мальчик, сдавший своего отца большевикам в революционные годы.  В моём понятии – это был подонок, на которого мы должны были равняться.
                  В стране был развит самиздат, подпольное изготовление и распространение художественной литературы, которая не проходила официальную цензуру.  В то время как неугодных властям авторов изымали из библиотек, люди продолжали читать, передавая друг другу отпечатанные и переснятые вручную на ксероксе запрещённные в стране литературные произведениями.  Короче:  в школе, в обществе, в средствах массовой информации говорили одно, а на самом деле мы видели совершенно другое.  А анекдоты?  Да ни в одной стране мира не развиты так маленькие, смешные политические заметки, которые разрушали саму систему страны.  За анекдоты можно было загреметь в тюрьму, настолько они были острыми и сатирическими.
                  Это только несколько отдельных моментов, служащих примером, почему я перестал верить в любую навязываемую мне мысль или идею.  Я рос между двух огней и учился читать между строк.  Вдобавок у меня с рождения характер типа, а Баба Яга против.  Мне всегда были до фонаря все эти торжественные митинги, линейки, смотры.  Учил я тоже только те предметы, которые мне нравились.  В этом моя ошибка, которую не надо было допускать, но всё равно я нисколько не чувствую себя чем-нибудь обделённым.  Огромное количество прочитанных книг восполнили все пробелы.  У нас была очень большая библиотека и я прочитал её практически всю.  Единственно, что не заслужило моего внимания - это собрание сочинений В.И. Ленина.  Видя всё, что происходит вокруг, его идеи мне стали как-то по фиг.  Может быть он во многом был и прав, но только это ничего не работало.
                  Ну вот, теперь, когда, я думаю, ты имеешь небольшое представление, как я рос и воспитывался, можно и заканчивать.  Да, чуть не забыл:  если ты хочешь о чём-то спросить, не стесняйся,  я постараюсь ответить.

До свидания.


 

Copyright@2009, Oleg Gritsevskiy
При полной или частичной перепечатке,
согласие автора обязательно.