Страница Поэзии

Волк.

1.

Глупый маленький волчонок
Возле логова скакал.
Весь в снегу он извалялся –
Хвост свой серый догонял.
Вот упал, потом поднялся,
Он устал, он наигрался,
Но такой был чудный день,
Что ему сидеть на месте,
Очевидно, было лень.

Рядом с ним лежала мать –
Сероглазая волчица,
Чтоб у входа подождать
Волка, мужа своего.
Тот ушёл вчера под вечер
На разведку, далеко,
В тёмный лес, что за рекою,
За болотом, за горою.
И лежит волчица мирно,
Будто просто отдыхает,
За волчонком наблюдает,
А в лесную тишину
Нет да нет, а взгляд бросает.
И на каждый новый звук
Свои уши поднимает,
Носом по ветру ведёт,
С подозрением моргает.

Есть с чего ей быть в тревоге:
Ждёт непрошенных гостей.
Волк-отец, что счас в дороге,
Был в деревне у людей... .
Не по воле – с голодухи,
Волк решился на разбой.
Две недели без добычи,
Тут завоешь под луной.
Был бы он один с волчицей,
Мог бы голод пережить,
Но щенка они родили,
И его надо кормить.

Вот три дня тому назад
Он не выдержал – сорвался
С голода задрал козлят,
Притащил, сам испугался,
Знал, что люди не простят.
На волчицу всё смотрел:
“Виноват, не удержался.
Я, наверно, постарел,
Но пойми уж целый месяц
Ничего поймать не мог
Снег уж больно стал глубок.
А волчонку надо кушать.
Только мыши, что под снегом
Зиму служат нам обедом.
Да и тех, недели две
Как поймать не удавалось.
Вот тогда и мысль закралась,
Что в деревне держат скот.
С голодухи, не со зла
Я решил задрать козла.
Может люди не решатся
В лес по снегу-то идти,
Чтобы с волком счёт свести?
Может, это, обойдётся?
Вон как снега намело!
Как узнают, где живём,
Где мы прячемся втроём?
А весною мы уйдём,
В дальний лес,
Там дом найдём”.

А волчица всё молчит,
Только взгляд её горит,
И во взгляде волк читает:
“Снег уж потихоньку тает.
До весны рукой подать,
Нам не стоит её ждать”.
Волк, подумав, отвечает:
“Хорошо, сейчас пойду
Новый дом вдали найду.
За три дня я обернусь
И за вами в лес вернусь”.

 

2.

А в деревне, между тем,
Собирались мужики,
Все охотники - стрелки.
Сидя мрачно за столами,
Курят, вместе выпивают
И о том, как поступить
Меж собою обсуждают:
“Двух задрал бандит козлят,
И сам чёрт ему не брат.
Коли начал так шалить,
Мы должны его убить.
Он нам стадо изведёт
И, насытившись, уйдёт”.

Что постарше, помудрее,
Ничего не говорят,
Вспоминают, что разбоя,
Не было лет пять подряд.
Сидят молча, сдвинув брови.
Лишь без устали дымят
А в глазах у них сомненье:
Стоят ли козлята крови –
Волк – он тоже Божья тварь.
Ведь не просто на убийство
Он пошёл в такую даль.
Вот один, совсем старик,
Говорит честному люду:
“Вот что, братцы, не спешите
Думать надо, как тут быть
Это просто – взять убить.
Здесь не надо торопиться
Лучше нам повременить.
Бурый на грабёж пошёл,
Так тому ведь есть причина.
Жуть какая холодина... .
Видно, что в таком снегу,
Он не может прокормиться.
Даже мышку не найти,
Вот решил он поживиться.
С ним волчица и щенок
Видел их не так давно.
Прокормить ему их надо,
И весна как будто рядом.
Больше к нам он не придёт,
А как только потеплеет
Он с семьёй совсем уйдёт.
Те козлёнка два мои,
Не хочу за них под корень
Волчье племя извести!
Я их столько положил,
Трёх могу и отпустить.
Грех мне волка не простить.”
И , сказав всё, что хотел,
Поклонился в пояс он,
Шапку старую надел,
Хлопнул дверью, вышел вон.

После этих его слов
Все в избе разгорячились.
Те, кто были помоложе,
Раскричались, расшумелись:
“ Как же это так?! Да что же?!
Нам прощать волков не гоже!”
Все шумели, выступали,
Но как поступить не знали.
Ждали, что же скажет лучший,
В крае, в области стрелок.
Тот сидел мрачнее тучи
Молча, Челюсти свело.
Наконец его спросили:
“Ну давай, Егор, скажи,
Что нам делать?! Научи!”
Он поднялся, глаз сощурил:
Хмурым взором всех обвёл
И такую речь повёл:
“Волки двух козлят задрали,
С голодухи или нет
Нужно им держать ответ,
Если мы их жить оставим,
Завтра вновь сюда придут
И барана унесут.
Изведут у нас всё стадо!
И весны нам ждать не надо!”
Его слово было веским,
Как охотник, всем известен.
Он в охотничий сезон
Долго пропадал в тайге,
Оставляя двух детей,
Дома с молодой женой,
Пока беличий шёл бой.

Вот на том и порешили,
Завтра в лес идти решили.
Правда, только молодёжь,
Видно стало невтерпёж.
Кто постарше, отказались
И когда уж все прощались
Вдруг один из них сказал:
“Не ходили б вы, ребята,
Не видать удачи вам
Жить ведь надо и волкам.”

 

3.

Ну вот пришёл, рассветный час,
Охотники все в сборе:
Стрелки построены давно
По номерам вдоль поля.
Туда загонщики должны
Пригнать волков к убою.
Решили всех их извести
За кровь и страсть к разбою.

Две стрелки встретились в часах
Волчица тихо взвыла,
Волчонок вдруг почуял страх
И задрожал трусливо.
Пошли загонщики вперёд
Трещотки, крики, вопли.
Мы нервных просим не читать,
Пусть подтирают сопли.

Охоты аккомпанемент,
Со всех сторон раздался
Лай, хохот, грохот, шум вокруг,
Лес будто бы взорвался!
Волчица чует, что беда
Всё ближе к ним и ближе
И заскулила, а щенок,
Дрожа, ей лапы лижет.
Волчок глядит на мать свою
И поднимает уши.
Увидел свет в её глазах,
Подумал:  “Может быть игра?”
А это страх и ужас.

А где же волк?
Ему пора давно была вернуться
Недалеко, но всё равно
Не успевает к сроку,
Страх за семью в его нутро
Врывается потопом.
Как он торопится, спешит
Назад к своей волчице.
Нет, он не просто так бежит –
Стрелой над снегом мчится.
Он слышит шум, там впреди,
И в сердце боль стучится,
Мгновенно зло в глазах зажглось,
Он насмерть будет биться.

Волчица вылезла на свет,
Волчонок вслед за нею,
Не могут больше волка ждать
Надо бежать скорее.
Уходят быстрою трусцой
Бегут туда, где тише.
Проложен путь огнём флажков,
И смерть в затылок дышит.
Ну вот опушка впереди,
А сзади шум ужасный.
Им надо поле перейти,
За ним покой желанный.
Волчица смотрит на щенка,
В глазах её он видит:
“Там впереди сплошная тишь
Не шелохнётся ветка.
Вперёд надо бежать, малыш,
С боков флажки, как клетка.”
И вот они уже как раз
На середине поля.
Бегут вдвоём и на снегу
Видны, как на ладони.
Ещё немного пробежать
И можно отдышаться.
Чем разорвалась тишина?
В комок скорей бы сжаться.
Откуда этот жуткий визг
Вскрывает её душу?!
Откуда кровь попала в снег?!
Как застудил всё ужас!
Остановила мать свой бег
И резко развернулась,
Сынок ползёт за ней, скулит,
Его не держат лапы,
От боли адской он визжит
... Так было с её братом....
Тогда ей удалось спастись,
А всю семью убили...
Зачем?  Да так, людской азарт,
Всё били их и били... .
Как остро захотелось жить...
Кол в сердце будто вбили.
Волчонок, малое дитя,
Юлой начал крутиться
Волчком завился на земле
Он не поймёт в чём дело,
Что жалит так его везде?!
Что разрывает тело?!
От боли острой закричал,
Задёргался, заплакал,
На мать взглянул,
В последний раз
С ней захотел проститься
К её ногам упал... Затих... Всё...
Не нужно торопиться...
На тело тёплое его
Легла волчица молча
Глаза прикрыла, просто ждёт,
Когда её прикончат.
Закрыть от пуль дитя своё,
Вот всё, что в ней осталось.
Одно ей жаль – с волк?м своим
Она не попрощалась.

Егор прищурился, глядит
Через разрез на мушку
Волчица будто бы мишень
Лежит ну чисто чушка.
Вокруг стрельба, и шум и крик
Он слышит краем уха.
Но надо на курок нажать,
Винтовкой плюнуть муху.
“Как странно, - думает Егор, -
Стреляют все в кого-то.”
Не видит, что матёрый волк
Летит чуть сзади, с боку.
Ну вот курок нажат, и с ним
Волчица содрогнулась...
А что за вопль сзади вдруг
И чья там тень метнулась?
Стрельба умолкла.  Тишина.
Стрелки к нему несутся... .
В чём дело?  Что там за спиной?
Он живо обернулся:
В пяти шагах огромный волк
Перед прыжком пригнулся.
Спокойно, молча перезарядил
Винтовку быстро вскинул,
Курок нажал, и... увидал...
Что ДУРА! Прошла мимо.
Казалось замер целый Мир
Остановились люди
И вот лежит он на снегу,
На белоснежном блюде.
У горла хищные клыки,
Как острые кинжалы
И лапы волка на груди,
Как жить осталось мало...
Вся жизнь мелькнула перед ним,
Как пёстрые картинки:
Мать, детство, свадьба и семья,
Родителей поминки.
И в этот самый жуткий миг
Вдали у него дома,
Жена, к груди прижав ладони,
Издала вдруг истошный крик,
Закончившийся стоном.
В глазах расширились зрачки,
В них страшное виденье:
Муж на снегу, флажки, клыки...
Волчицы привиденье.
Качаясь, всхлипнула жена,
Детей к себе позвала,
Хотела что-то им сказать,
Но замертво упала.

Глаза в глаза Егор и волк
Глядят не отрываясь,
Весь Мир для них сейчас умолк
Ни Ада нет, ни Рая... .
Волк приготовился убить
Он жарко, смрадно дышит,
Но уши вдруг он приподнял,
Как будто что-то слышит.
И что-то дрогнуло в глазах,
В них зелень зла пропала,
И волчья горькая слеза
Егору в глаз попала.
Волк морду к небу вдруг задрал
Завыл, да так тоскливо,
Морозный воздух задрожал,
У всех внутри заныло.
Собаки бросили рычать,
Ложились мордой в лапы.
И стали с визгом голосить,
Как на поминках бабы.

Закончил песню волк свою
Про сына и волчицу,
С Егора слез и в лес побрёл,
Шатаясь будто пьяный.
Не видя никого, он шёл,
Всё что-то подвывая.
Все расступались перед ним
И шапки все снимали.
Он шёл по полю в никуда
С трудом передвигаясь,
Егор сидел и в след глядел,
Пристально, не моргая.
Волк обернулся только раз
На самой кромке поля,
Кивнул седою головой,
Сменил свой цвет от горя.


4.

Встал Егор, отряхнулся
И пошёл, где два тела лежат,
А вокруг собаки и люди,
В карауле почётном стоят.
На колени он опустился,
Cтал руками снег разгребать.
До земли дошёл,
Твёрдой как камень,
Но продолжил могилу копать.
Оборвал свои пальцы до мяса,
Кровью землю хотел размягчить,
На друзей оглянулся в надежде,
Чтобы помощь от них получить.
Подошли все и в землю стреляли
Да ножами её ковыряли,
Псы зубами комки разгрызали,
Драли землю, её разрыхляли,
Чтоб она в своё мёрзлое тело
Двух убитых волков приняла.
А охотник, сняв с себя куртку,
И рубаху сорвав с плеча,
Завернул в них волчонка, волчицу
Зарыдал сам совсем как дитя.

Схоронили.  Землёй забросали,
Крест поставили и постояли,
Бросив ружья,
Сняв шапки долой.
И пошли, потом побежали,
Чтоб попасть поскорее домой.
По пути и плевались, крестились,
Чертыхались и Б-гу молились.
Как пришли, --
По домам разошлись.
Окна ставнями плотно закрыли
Рассказали, что было в лесу,
Молча выпили,  не закусили,
Да ранёхонько спать улеглись.

И Егор раздетый, замёрзший
Вошёл в сени и сел на скамью,
Всё глаза ему чудились волчьи:
“Ты лишил меня сына, подруги,
Уничтожил судьбу и семью,
Но не бойся, тебя я не трону,
Слишком жизнь я чужую ценю.
Не хочу, чтобы кто-то лил слёзы
Ты живи – я тебя не убью.”

Вышли дети, обняли, прижались,
Рассказали, какая беда.
Будто мама чем заболела,
Как кричала она и упала,
Как по полу к кровати ползла.
Со скамьи он мгновенно сорвался,
Вбежал в спальню,
Застыл, растерялся,
И увиденного испугался:
Кто лежит на дубовой кровате,
Неужели это старуха,
Молодая его жена?!             
Увидала его улыбнулась,
Руки тянет, а губы дрожат,
Как за день она так постарела?                  
Лоб в морщинах, совсем вся седа!
Он глядит на неё, вдруг увидел
Пред собою волчицы глаза.
На колени пред ней опустился,
И прижался щекою к груди,
Рассказал ей всё, повинился,
Стало холодно очень внутри.
Ни пол слова ему не сказала,
На детей посмотрела с тоской,
Отвернувшись к стене, заскулила
Будто что-то просила с мольбой.

Тихо вышел Егор в светлицу
В спальню дверь не забыл затворить.
Сжав руками дуло винтовки,
В исступленьи по полкам стал бить
Изломал все призы и трофеи,
И приклад изловчился разбить.

Вдруг схватился рукою за сердце
И застыл, будто чудится что,
Постоял.  Видно что-то услышал,
Ну а может позвал его кто?
На мороз в чём был – так и вышел.
Налетела пурга, замела
Руку к сердцу свою прижимая,
Шёл в метель, что слепила глаза.
Шёл туда, где волков схоронили,
Шёл как будто что-то тащило
А вокруг грохотала гроза.
В Феврале?!!!!
Вьюга выла и гром канонадой
Не бывало такого в веках!
В небе молния вдруг засверкала
В её отблесках волчьи глаза.
У креста, что стоит
В чистом поле,
Волк, весь сжавшись, сутуло сидит.
Во всей позе его – боль и горе
На Егора, не видя, глядит.
Стало тихо. Очистилось небо.
Полнолуние.  Звёзды блестят,
Будто свечи по всем ушедшим 
Во Вселенной безмерной горят.

Подошёл к нему, сел с ним рядом,
Прислонившись к его плечу,
И завыл вдруг по волчьи в голос,
Посмотрев на большую луну.
Так застыли, друг к другу прижавшись...
...Утром люди их вместе нашли...
Будто памятник, льдом покрытый,
Всей деревней к нему пришли.

********

На том месте стоит часовня,
Из земли родник бьёт ключом,
И назвали его “Волчьи Слёзы”,
Он холодный, горько-солёный,
Так что пить из него нельзя.

 

 

Copyright@2008, Oleg Gritsevskiy
При полной или частичной перепечатке,
согласие автора обязательно.