Дракон и принцесса.

Все сказки

           Расскажу-ка я вам ребята и девчата антисказку.  Что, не слышали таких?  Вот вам повезло. Ну, теперь везенье ваше кончилось.  Садитесь.  Слушайте.  Ежели вопрос какой, руку поднимите и шепоточком спрашивайте.  Итак...

Дракон и принцесса.

                Жил был Дракон.  Скорее даже не дракон, а так, дракончик.  Вернее – драконишка,   задрипанный такой, в чём только душа держалась непонятно.  Другие драконы ого-го!  Кровь с молоком, дыхнёт - на версту всё выжжет, а этот только кхе-кхе, да сам же дымом и захлебнётся, хлопнется на спину, лапки кверху и не дышит совсем.  Ну, откачают его, он опять по полям ползать начинает, еле лапки волочит.  Вы не думайте, что он вдруг заболел, нет, он с рождения такой был. Прямо когда из яйца вылупился, такой малюсенький, как плевочек, родители посмотрели, переглянулись,
           - Не жилец, - говорят, -  Но ничего, ничего, попробуем выходить, своё же, родное. -
           Оно и понятно - родители они и есть родители.  Намучились они с ним, бедолаги.  Другим драконам червячка или рыцаря какого прямо в доспехах на завтрак, они его гам - и нету, а этому - и очисть его, и свари, и на тёрке натри, так он ещё и нос воротит:  много дескать.   
           Пока драконишка с родителями жил, ещё ничего.  А потом родители сыграли в ящики, сначала папа, потом мама, он и пошёл по свету.  Кушать хочется, да и жить тоже;  хоть и плюгавенький, а на тот свет не торопится. 
           А чтоб вы знали:  к каждому царству-государству, к каждому королевству приписан был свой штатный дракон.  Так уж повелось, чтобы значит всем жалованья хватило и принцам с принцессами, а то на них, на драконов этих, не напасёшься.  В общем, все места тёплые заняты, никому новые нахлебники не нужны.
           Нигде наш драконишка не мог себе пристанища и кормушку найти.  Долго шёл он... Да какой летать?  Что ты, милай?  Он и ходил, ровно полз.  Короче, пришкандыбачил дракончик в тридевятое царство, тридесятое государство... .  
           Ну, спрашивай раз уж руку поднял.  Да-да, это то, что на север от тривосьмого.
Там как раз вакансия открылась, дракон требуется.  Старый дракон на пенсию вышёл, а нового туда и калачом не заманишь:  далеко, холодно, да и принцесса, которая на выданье и за которую принцы-рыцари должны с драконом сражаться, страшнее атомной войны была.  Ужас, какая уродина.  Такое страшилище, что ни в сказке сказать, ни пером описать.  Но я всё же попробую, чтобы у вас представление было.  Волосинков три, лобик узенький, бровков вообще нетути, на одном глазу бельмо, а другой косит, носяра кривой и вечно сопливый, верхняя губа тоненькая, а нижняя такой толщины - негры в обморок падали, когда видели.  А дальше не надо?  Я же говорил, руку подними.  Надо?  Ну, ладно терпите тогда.  На спине горб, солидный такой, как у Горбатого из “Место встречи изменить нельзя”.  Руков три... или трое... или рук три... или три руки?  Как правильно то?  Молодец.  Садись, пять тебе.  Две руки, две, только одна короче другой.  Ещё левая нога не сгибалась, а правую с рождения выпрямить не могли... . 
           Что?  Да какая у неё улыбка?  Ёлы-палы, ты шо, сказився?  Кто ж с такой внешностью улыбаться будет?
           И никакая ведьма её не заколдовала, враки это всё были, такая уж она уродилась.  Но этого мало, она ещё и тупая была, не приведи Господь.  Восемь лет во втором классе просидела, а из третьего её на четвёртый год выгнали:  за партой не помещалась, выросла.  Во всём мире тупее девицы не было.  И ведь что интересно:  тупая не тупая - замуж то надо, не престижно в девках принцессе то, да и хочется... . 
           Чего ты рукой трясёшь, как будто тебя кондрашка хватил?  Ну?  Что?  Чего хочется, чего хочется?  Вот того и хочется, о чём в сказках не пишется.  Садись, кол тебе. 
           Как не крути, надо.  С какой стороны не смотри - надо.  Что это за королевство, ежели принцесса в старых девах кукует? 
           Она бы уже за последнего нищего замуж пошла, да те ни в какую, ни за какие коврижки.  Как увидят её в окне в башне, так бегом из города.  Представляете, в городе этом нищих не было.  Хорошо жили люди, одни богатые кругом, даже уборщица и та миллионершей была.  Один король обнищал.  Разорился на подарки.  Всё пытался путников в королевство заманить.  Даже корону заложил, но путники, экие пройдохи, знали голодранцы, какая красавица принцесса была и королевство это стороной обходили.  Даже Миклухо Маклай туда не добрался, а лошади Пржевальского вообще всем табуном в пустыню Гоби ускакали.
           Так, о чём это я?  Ах да, о принцессе.  Ленивая она была, до умопомрачения.  Целыми днями сидела у окошка башни, семечки лузгала да петушки на палочках облизывала и всё на дорогу смотрела, не появится ли какой принц на белом коне или горбун хромоногий.  Ей уже абсолютно всё равно было за кого замуж выходить.  Природа, видать, своё брала.  Гормоны играли, прыщи по всему лицу, как тараканы расползлись.  Эхе-хе.
           Ещё злая она была.  Такую всё подлянку всем хотела делать:  то у папаши трон из под зада вышибет, он на пол хлоп; то мамане ножку подставит, та рядом с папашей укладывается;  то в служанку рыбьей костью ткнёт, та в рёв, а принцесса хихикает.             Да нет, никто не обижался:  смеяться же ей надо.  Нельзя же чтоб всё время плакать, характер может испортиться.
           Вот сидит она как-то у окошка, как обычно не чёсана, не мыта, но одета, как на парад.  Да она от лени одёжки неделями не снимала.  Сверху чего-нибудь набросит да и хорош.  Сидит, значит, на дорогу по обыкновению смотрит, семечки лузгает и думает про себя, как же ей, горемычной, не везёт в жизни.  Всё не так, так ещё и дракон на пенсию вышел, теперь за неё даже самый захудалый принц сражаться не приедет.  Как вон другим принцессам везёт, вот, например, Любке с третьего подъезда:  и ноги от ушей, и в ушах серёжки с камушками, и глаза огромные синие с поволокой, и дракон драчливый, и папаша богатый, и принцы толпой валят, и конюх на конюшне каждый вечер её это... .  Конечно у неё прыщей на носу нету, а тут... .  А что тут?  А тут кто-то по дороге ползёт, маленький такой, как плевочек и дым идёт. 
           - Батюшки, да это ж дракон! - заорала принцесса.  Схватила мятые юбки под мышки и, через три ступеньки перепрыгивая, помчалась вниз по лестнице к дракону.  Примчалась, а тот, как эту страшилищу увидел, сразу мёртвым притворился.  Это у драконишки лучше всего получалось. Ничего он так делать не умел, как мёртвым притворяться.   Ляжет, глазки закроет, крылышки недоразвитые на животике впалом сложит, ни дать ни взять покойник.  Зато его и не трогал никто, чего его трогать, коли он уже того... .
           - Дракончик, миленький! - заорала принцесса, хватая его на руки и прижимая к себе, - Ты только не умирай, только не умирай, пожалуйста! - И расплакалась так, что дракошка, глазик левый приоткрыл и вздохнул жалобно так, как будто точно при смерти, и говорит:
           - Да не умру я, если ты орать и дышать на меня перестанешь.  Уши закладывает и у тебя запах изо рта.  Ты чего только чеснок с луком ешь? -
           - Всё, всё перестала, - сразу успокоилась принцесса и заулыбалась... .  От, ты ж смотри, а ты, парень, был прав: улыбалась она.  Но легче от этого никому не стало.  Драконишка, как её улыбку увидел, в обморок и упал, а принцесса его к себе в башню потащила, пока он не аклимался и не сбежал.  Положила она его в аквариум.  Не-не, аквариум был пустой, все рыбки сдохли, когда их принцессе на день рождения подарили.  Прямо в этот же день и померли.  От чего, от чего?  От ужаса.  Воду из аквариума вылили и стоял он у стеночки пустой.  Теперь туда земли насыпали, камушков подложили, сена постелили и драконишку запихнули.  Он там в себя и пришёл.  Пришёл, вздохнул и начал обустраиваться.  В земле ходы нарыл, из камней пещеру сложил, а сено на лежанку пошло.  Недели три у него на это ушло.  Кормили его неплохо, клеветать не буду.  То блошку, то вошку, то ещё какую мошку каждый день ему на вертеле готовили и на цепях в аквариум спускали.  Он с дымом и писком, ну, типа с огнём и рыком звериным, из пещеры выползал и зубами подгнившими прямо рвал пищу на части. 
           Ну спрашивай раз уж две руки поднял.  Ага, ага, ага.  Какое несоответствие?  Вот тебе ума не занимать.  Он же дракон как никак, солидность иметь надо.  Другим драконам быка на вертеле на завтрак, а этот, ну что ж делать то, на быка не тянул.  Так жучок какой, паучок и то много.
           Значит три недели его откармливали, а на четвёртую принцесса и заявляет:
           - Слушай, милок, хватит боки на наших харчах наращивать, принца хочу. -
           Драконишка аж блошиной ножкой подавился;  он уже подумал, что принцесса свою идею с замужеством оставила.  Ан нет, не тут то было, природа, мать её, гормоны, хромосомы с рибонуклеиновой кислотой... .   
           Откуда я знаю причём кислота?!!!  Садись, два!  И руку надо поднимать, когда спросить чего хочешь.  Два тебе ещё, олух Царя Небесного!  Завтра, чтоб родителей привёл, бестолочь.
           - Даю тебе, - продолжала принцесса, пока драконишка отхаркивался, - три дни, и шоб прынц был, баста!  А заартачишься, я тебя самолично на вертеле поджарю и со всех сторон понадкусываю... . -
           Чего?  Да откуда я то знаю?  Так сказала:  "понадкусываю."  Мои заботы. Может она хохлушка была.  Об этом история умалчивает.  Слушай давай, уже конец скоро.
           Задумался драконишка.  Два дня думал.  Сбежать то нельзя;  аквариум, стенки скользкие, а летать он не мог. 
           - Вот, - думает, - я попал.  Что же делать то? - 
И тут на него как озарение нашло:
           - А чем я не принц?  Папаша у меня королевских кровей, маманя... вроде тоже.  Да и мне уже хватит в холостяках ходить, пора и дом заиметь, хозяйство.  А то волосы на груди появились, а хозяйства всё нет. -
           Подумал он так и на следующее утро, как только принцесса с вертелом заявилась в башню, ей и объявил:
           - Я, - говорит, -  Принц и есть. –
И своё свидетельство о рождении ей под нос подсунул.  А там в пятой графе, чёрным по белому написано:  королевской крови.
           Принцесса, когда это прочитала, чуть не ох... от радости конечно, от чего же ещё? 
           Всё, все вопросы решены.  Принц есть, он же дракон, и дракон есть, он же принц, это кому как угодно.  Аквариум разбили, на счастье.  Дракошку нарядили в эполеты и берет, быстро все формальности уладили, печать о законном браке поставили, свадьбу сыграли, брачную ночь провели и принцесса понесла.  Понесла она икры и  наметала этой икры по всем болотам... ..
           Чего спрашиваешь? 
           Нет, яиц она отложить не могла, у неё кальция в организме не хватало.  А из икры этой и повылезали на свет все эти кикиморы, упыри, вурдалаки, гремлины, вэмпы, вампы и прочая муть, которая расселилась по всем сказкам и фэнтези, и от которой всех уже тошнит.
           Вот, значит, какая антисказка получилась. 
           Ну, чего ты опять руку тянешь?  Ну спрашивай.  Да не прыгай ты, а то в глазах от тебя рябит. 
           Выйти?  Конечно можно.  Иди родной, только воду не забудь за собой слить.  Угу, угу, знаю я вас.
           А принцесса с драконом жили долго и счастливо.  Хотя почему жили то?  Они и сейчас живут и плодятся, плодятся, плодятся.  Дракончик здоровей не стал, но дело своё знает туго:  когда не при смерти, принцессу оплодотворяет, а та хоть красивей и не стала, но прыщи с носа сошли и, говорят, подобрела, папаше на трон только кнопки подставляет, да и всё.

AbZ

Racine, WI                           06/10/11


Copyright@2011, Oleg Gritsevskiy

Олег Грицевский
При полной или частичной перепечатке,
согласие автора обязательно.