Машенька и Медведь.

(Cтарые сказки на новый лад)

Все сказки

Жили-были старик со старухой и была у них внученька Машенька, в которой они души не чаяли.  Вот как-то собрались Машенькины подружки в лес по грибы, по ягоды и её с собой зовут.  Машенька у бабушки с дедушкой спросила разрешения с подружками в лес пойти.  Разрешили ей бабушка с дедушкой, только наказали от подружек не отставать и к медведю в гости не ходить.  Пошла Машенька в лес, а ягод и грибов в лесу много-много.  Начала их Машенька собирать под кусточками, под ёлочками, да так увлеклась, что и не заметила, как подружки из вида скрылись.  Очнулась Машенька, стала подружек аукать, да видно далеко зашла – никто не отзывается.  А солнышко уже к закату пошло, смеркаться стало.  Что делать?  Куда идти?  Где на ночлег остановиться? 
Долго ходила Машенька по лесу – лет восемь, совсем уже взрослой стала.  Пообносилась вся, пообтрепалась, с ног валится от усталости, вдруг видит, дом стоит за высоким забором.  Долго стояла Машенька перед домом, года четыре, всё думала заходить ли во внутрь или нет, не приглашали ведь.  “Эх, будь что будет, – подумала Машенька, -- cпать хочу, сил нет”.  Перемахнула Машенька через забор и в дом, двери распахнула, хозяев позвала – никто не отозвался.  Заходит она в комнату, а на столе тарелочка стоит, а на ней еды видимо-невидимо.  Поела Машенька из тарелочки и на второй этаж поднялась.  А там спальня с огромной кроватью, накрытой белоснежной простынью.  И так вдруг Машеньку сон одолел, что она на эту простынь в чём была упала и сразу же заснула, даже не помыв своих ног. 
Эх, зря Машенька в дом зашла, зря с тарелочки поела, зря простыню испачкала, потому что в доме том не простой медведь жил, а сам граф Дракула -- местный бузотёр и забияка.  Тут как раз он домой воротился:  видит двери распахнуты, обрадовался Дракула:  “Ага, вот и ужин подоспел, а то совсем я тут оголодал.”  Заходит в комнату, а на столе тарелочка пустая, немытая стоит.  Нехорошее предчувствие кольнуло шилом в тощий зад графа.
Поднялся на второй этаж, носом повёл – неужели опять Машка из России припёрлась.  Опять чесноком прёт так, что хоть из дома беги.  Точно – она, вон и ноги немытые, чёрными нитками на белой простыне глаза режут.  Заскулил Дракула да и разбудил Машеньку.  Соскочила с кровати девица, бросилась графу на шею и давай ему прямо в нос чесночным запахом дышать: “Что ты Дракулка, что ты?  Аль не рад ты мне, голубь мой сизокрылый?  Аль не хочешь кровушки моей девичьей напиться?”  Нестерпел такого нахальства граф, схватил Машеньку и, как была она с немытыми ногами, так в короб и посадил, да ещё тяжёлым могильным камнем сверху придавил, чтоб не выскочила, а на камень блюдо с пирожками отравленными установил.  Не идти же без гостинца, в самом деле.  Взвалил короб на плечи и пошёл в чём был через границу, даже визу в паспорте не поставил.  Усекли это дело пограничники бравые да и собак на него спустили.  А ото всех пограничников и особенно от собак их так перегаром водочным несло, что не выдержал граф, бросил  короб, плащом чёрным взмахнул, мышью летучей обратился и улетел -- только его и видели.  А пограничники короб открыли думали контрабанда, глядь, а там Машенька жива-здорова и с ногами немытыми.  Обрадовались такому подарку пограничники и хотели было Машеньку..., но тут лейтенант вовремя подбежал и Машеньку у них отобрал, хотя солдатики и сопротивлялись долго и даже стреляли по нему, но попасть не смогли – больно вёрткий лейтенантик попался.  Да Машенька и сама по нему из калаша длинными и короткими очередями стреляла, но тоже промазала.  Так Машенька лейтенантику понравилась,  что он сразу же на ней женился.  Всей заставой свадьбу играли, капитан за генерала сидел.  Все веселились, только капитанша грустная сидела и всё Машеньке яблочко отравленное подсунуть старалась.  Жалко ей вишь стало, что теперь пол заставы будет к Машеньке ходить.  Но Машенька яблочко не брала у неё от яблочек животик пучило.  А пограничный пёс Алый яблочко зубами схватил и съел, но не сдох, а только сильно отравился и с тех пор заикаться начал.  Забрали лейтенантик с Машенькой пограничного пса Алого к себе, и стали они втроём жить-поживать да добра наживать.  Лейтенантик с псом на охоту за контрабандистами ходил, а Машенька дома ноги мылом мыла, потому что “нечистым трубачистам стыд и срам, стыд и срам!”
А бабушка с дедушкой так и умерли с горя, думая, что Машеньку медведь съел.
Тут и сказочке конец, а кто слушал огурец.


Copyright@2007, Oleg Gritsevskiy

Олег Грицевский
При полной или частичной перепечатке,
согласие автора обязательно.