Габвак.

 

Все сказки

Танечка сидела на своей кровати и читала книгу перед сном.  Книжка была очень интересная, и Танечка забыла о времени.  Родители уже спали, Лэди тоже заснула на полу, прямо перед Танечкиной кроватью, и только Дашка ходила из комнаты в комнату, высоко подняв свой пушистый хвост и тихонько мурлыкала.  Внезапно Танечке показалось, что из окна раздался какой-то странный звук.  Танечка прислушалось всё было тихо, она мотнула головой, как бы отгоняя от себя показавшееся, и опять погрузилась в чтение.  Вдруг звук раздался отчётливо и очень близко.  Он был похож на рычание собаки, урчание и мурлыкание кошки одновременно.  Он был такой сильный, что Танечке стало совершенно ясно: собака это или кошка не важно, важно, что это должно быть огромное животное.  Она отложила книгу, выключила свет и выглянула в окно.  Луна светила очень ярко, и было всё хорошо видно.  К Танечкиному удивлению, на улице никого не было.  Она пожала плечами и собралась было задёрнуть занавеску, как тут прямо под окном кто-то оглушительно зарычал.  Танечка посмотрела вниз и заметила какое-то маленькое существо, полосатое как зебра и похожее одновременно на небольшую собаку и маленького льва.  Существо смотрело ей прямо в глаза и, раскрыв на удивление большую пасть с большими и острыми зубами, опять зарычало, замурлыкало и заурчало одновременно.  Танечка никогда не видела ничего подобного.  Сначала она подумала, что это такой пудель, подстриженный, как лев, с большой и густой гривой, но глаза были человечьи, смотрели прямо;  передние лапы были похожи на руки с пальцами, как у человека, только мохнатые;  зато задние были как у кошки, только без шерсти;  уши к него были длинные, как у бассета, а на спине вдруг раскрылись два прозрачных крыла, как у стрекозы.  Танечка удивлённо открыла рот и кулачками протёрла глаза, потом ущинула себя за ногу, чтобы убедиться, что не спит, и посмотрела на существо ещё раз.  Существо перестало рычать и мурлыкать, встало на задние лапы и приветстветливо помахало ей руками.  “Ты кто?” – в замешательстве спросила Танечка.  Существо улыбнулось и сказало:  “Я габвак!”  “Кто?!” –  переспросила Танечка.  “Габвак,” – существо наклонило голову набок и довольно заурчало, прямо как сытая кошка.  Тут Танечка вспомнила, что её старший брат Тим рассказывал ей, когда она была ещё совсем маленькой (сейчас-то она уже была большая, ей исполнилось пять лет), что ему удалось встретиться с габваком, когда ему исполнилось два года, и потом они ещё несколько лет дружили.  “Габвак? – удивлённо спросила Танечка, - а ты моего старшего брата, Тиму, помнишь? ”  Габвак сел, нахмурил лоб, потом почесал задней лапой за ухом, зачем-то её понюхал и сказал:  “Нет, не помню – наверное это был какой-нибудь другой габвак.”  “А вас что много, габваков?” – Танечке захотелось узнать побольше про габваков, Тима очень мало ей рассказывал.  “Да полно,” – габвак вдруг схватил руками травинку, вытащил её с корнем из земли и быстро-быстро съел корень, стебелёк выбросил и опять довольно заурчал.  Потом поднял одно ухо и прислушался.  “О, мне пора, у нас скоро обед, меня уже ждут,” – сказал он.  “А где ты живёшь?” – Танечке не хотелось, чтобы её новый знакомый так быстро с ней расстался.  “А там,” – габвак небрежно махнул рукой в сторону неба.  “Где-где?” – Танечка посмотрела туда, куда он показывал, но ничего, кроме ночного неба, не увидела. “Ну там же, - габвак нахмурился, - слезай сюда, тебе оттуда не видно.”  Таня влезла на подоконник и спрыгнула на землю.  “Вон смотри,” – сказал габвак, показывая на маленький светлый шар, висящий высоко в небе.  “А что это?” – спросила Танечка.  “Там наша страна, - ответил габвак, - Габвакия.”  “Вот интересно было бы посмотреть, какая у вас страна.  Как вы там живёте, что делаете.  Вы первый габвак, с которым я познакомилась; я вообще габваков раньше никогда не видела,” – сказала Танечка. “А мы редко сходим на землю.  Но, если тебе очень хочется посмотреть какая у нас страна, садись на меня и зажмурь глаза, крепко-крепко, до белых звёздочек, и я тебя вмиг доставлю,” – габвак расправил свои стрекозиные крылья и затрещал ими изо всех сил.  Танечка села ему на спину и зажмурила глаза, сильно-сильно, до появившихся белых звёздочек... Когда она их открыла, то уже была в Габвакии. 
Страна была совсем небольшая, да и планета Большая Габвака, а именно там находилась Габвакия, была очень даже маленькая:  её можно было обойти кругом часа за три.  Почему она называлась Большой Габвакой никто не знал, никаких других Габвак не существовало.  Большая Габвака кружилась очень быстро и у Танечки даже голова закружилась с непривычки, но это очень скоро прошло.  Почти всё время на Большой Габваке был день, а ночь была очень короткая – только закрыл глаза, чтобы поспать, а уже опять светло и пора вставать. 
Жили в Габвакии одни габваки.  Они были очень похожи друг на друга и отличались только размером, одни были побольше, другие поменьше.  У каждого габвака был свой дом, который он ревностно охранял от всех и всего.  Габваки сидели на крышах своих домов и лаяли на других габваков, которые проходили по улицам, чтобы те не приближались к домам.  Совсем, как наши собаки лают на соседских, когда тех выводят на прогулку.   Только наши лают сидя внутри, а габваки, сидя на крыше.  Внутрь своих домов габваки попасть не могли, там не было ни дверей, ни окон.  Когда-то давным-давно самый первый габвак, поселившийся в Габвакии, строил свой дом, строил он его снаружи и забыл сделать дверь и окна.  Когда дом был построен, габвак остался на улице и не смог попасть вовнутрь.  Тут как раз начался дождь.  Дом был такой новенький с красной свежевыкрашенной крышей, и габвак испугался, что дождь может её испачкать.  Он вскарабкался наверх и улёгся там, растянувшись во всю длину, чтобы закрыть собой  крышу и спасти её от дождя.  Когда дождь кончился, габвак с удовлетворением заметил, что крыша и вместе с ней весь дом спасены.  После этого случая он решил, что дом ему дороже собственной шкуры и остался жить на своей крыше.  Через какое-то время габвак уже забыл, почему у дома нет дверей и окон  и почему он живёт на доме, а не в нём.  Он уже думал, что так и надо жить.  Все другие габваки, поселившиеся в Габвакии, глядя на самого старшего, делали тоже самое – строили дома без окон и дверей и жили на их крышах. 
            Когда Танечка прилетела на Большую Габваку ей устроили торжественную встречу.  Выставили почётный караул из самых больших габваков и повели показывать планету и страну.  Танечке страна очень понравилась, везде росли красочные цветы, было много деревьев и кустов.  В парках габвачьи мамы прогуливались с маленькими габвачатами и учили их летать.  Габвачата целым роем кружили вокруг Танечкиной головы и кричали и пищали, лаяли, мурлыкали и рычали совсем, как человеческие малыши, когда расшалятся.

Потом Танечка увидела габваков, которые, сидя на крышах, рычали ей свои приветственные речи и махали руками и ушами.  Тут пошёл дождь, и каждый габвак на крыше, как по команде, лёг на неё.  Танечку это так поразило, что она даже руками всплеснула.   Сопровождающие её габваки рассказали ей в чём дело, и Танечка начала очень весело смеяться.  Насмеявшись, она объяснила габвакам, что на земле все наоборот прячутся от дождя и непогоды под крышу, что для этого и строят дома.  “Ах вот почему ты сидела дома, когда я прилетел,” – сказал габвак, который доставил Танечку в Габвакию.  Для габваков это было полное открытие. Они долго молчали и разводили руками, не зная, что им делать.  Наконец габвак, который привёз Танечку на планету, сказал:  “У меня возле дома лежат инструменты, четыре окна и дверь, оставленные там еще моим прадедом...”  А надо здесь сказать, что прадед его и был тем самым первым габваком, поселившимся на Большой Габваке.  “Я попробую встроить четыре окна и дверь, хочу посмотреть, как это будет жить внутри дома.  Может быть, мне понравится.”  Он предложил Танечке и всем другим габвакам посмотреть, как он это сделает, и они все вместе полетели к нему домой.  Он начал работать, а Танечка и все габваки смотрели, что он делает.  Наконец он закончил и вошёл в свой дом через дверь, открыл окно, и все увидели его счастливое лицо:  ему явно нравилось находиться внутри дома.  Он распахнул дверь пошире и пригласил всех в гости.  Танечка и все габваки вошли к нему в дом и, пока шёл дождь, находились там.   Потом, когда дождь закончился, все высыпали на улицу и посмотрели на крышу и даже взлетели на неё, чтобы посмотреть не случилось ли с ней чего-нибудь.  Крыша какая была, такая и осталась, только стала мокрой от дождя.  Габваки щупали крышу и друг друга.  В отличии от крыши они оставались полностью сухими и тогда... .  Что там долго рассказывать, к Танечкиному отъезду каждый габвак уже сидел у себя дома и приглашал соседей зайти к нему в гости, посмотреть как хорошо он устроился.  А потом Танечке пора была лететь домой и ей устроили пышные проводы.  Были прочитаны прощальные речи и устроен концерт, на котором выступали лучшие габвакские певцы и артисты.   После салюта Танечка села на спину габвака, и он её доставил прямо домой, а все габваки так громко кричали, рычали, мурлыкали ей “Счастливого пути,” что она их слышала даже в постели, куда она залезла, чтобы хоть немного поспать после долгого габвакского дня.

AbZ


 

Copyright@2008, Oleg Gritsevskiy
При полной или частичной перепечатке,
согласие автора обязательно.