Сказка про Лень и Ложь.

Все сказки

Танечка пришла домой со школы, пообедала и села смотреть телевизор.  “Танюша, – спросила её мама, - а что, разве домашнее задание делать не надо?”  “А нам сегодня ничего не задали,” – ответила Танечка, не отрываясь от экрана.  “Странно, вчера тоже ничего не задавали и позавчера.  Может ты пропустила, что Эльвира Августовна говорила, и в дневник не записала?  Ведь середина четверти.  Смотри, двоек нахватаешь, исправлять будет некогда,” – мама недоверчиво смотрела на Танечку.  “Да нет, мама, просто не задавали, спроси у кого хочешь,” – Танечка махнула рукой и продолжала смотреть увлекательную передачу про животных.  Вечером Таня немного почитала перед сном, пожелала родителям Спокойной ночи и пошла спать.  Ночью она проснулась от чьего-то смеха, который раздавался прямо возле её головы.  “Домовой Гриша пришёл показать мне, что он нашёл, или Кащей новую сказку принёс,” - подумала она, улыбаясь, и открыла глаза.  Ни домового, ни Кащея она не увидела, зато на спинке кровати сидела маленькая сморщенная старушка с горящими зелёными глазами, которая всё время смеялась каким-то очень неприятным смехом.  “Ты кто?” – в удивлении спросила её Таня.  “Я твоя Лень,” – смеясь, ответила ей старушка.  “А что такое лень?” – Танечка ещё не знала, что это и старушку эту видела в первый раз.  “О-о-о, - протянула Лень, - это когда тебе всегда хорошо и ничего не надо делать.  Это, когда всё само к тебе приходит, а тебе и шевелиться не надо.  Подумаешь о чём и сиди жди, когда оно к тебе придёт.”  “А мама и папа всё время говорят, что надо учиться и работать, чтобы что-то у тебя было,” – сказала Танечка.  “А, что эти взрослые понимают в жизни! – лень взмахнула ручками, - ничего они не знают.  У них у самих жизнь прошла, так они ещё хотят, чтобы и у тебя тоже она пробежала без игр, без телевизора, без всего самого интересного, что можно получить, ничего не делая и не вставая с дивана.” Танечка задумалась, ведь это же здорово, когда можно смотреть всё время телевизор или играть, а потом само всё придёт и делать ничего не надо.   Но как же так может быть, если родители говорят иначе.  “А ты попробуй, – лень смотрела на Танечку, как будто прочитав её мысли, - не бойся, я тебя научу.  Со мной не пропадёшь, главное только меня слушай.  Вот завтра, когда мама спросит тебя почему ты не делаешь домашнее задание, ты ей скажи, что уже всё сделала в школе. “  “Так мама не поверит, я сразу после школы домой иду да и обманывать не хорошо.”  “Хорошо, не хорошо.  Никто не узнает, зато сможешь телевизор посмотреть. “Поле чудес” любишь?”  “Конечно.”  “Вот делай, как я тебе говорю.  Это же только один раз.  Скажешь, что у вас физкультуры не было, и ты всё сделать успела в школе,” – Лень придвинулась поближе к Танечкиной голове.  “Хорошо, – согласилась Танечка, - я попробую.”  “Вот-вот, попробуй, детка, попробуй,” – усмехнулась Лень и сделалась как будто больше.  “А ты вроде выросла немного,” – заметила это Танечка, - а то я ещё удивлялась, какая ты маленькая.”  “Я вырасту, обязательно вырасту.  Ты только слушай меня и тебе будет хорошо всю твою жизнь.  Вот возьми себе это.”  Лень достала из кармана карликовую жирненькую фигурку, которая тут же стала кланяться во все стороны, и протянула её Тане.  “Кто это?” – спросила Таня, разглядывая, эту живую фигурку.  “Это моя сестра младшая, Ложь. Теперь она будет у тебя жить и тоже расти, ты только слушай, что она тебе будет говорить и повторяй за ней.  Она тебе всегда поможет в трудную минуту.  Она знаешь какая изобретательная!!”  Ложь согласно закивала головой, подсмеиваясь и подмигивая левым глазом.  “Я её пока на полку поставлю вот за этим стеклянным голубым котёнком.”  Лень поставила Ложь на полку, а котёнок вдруг ожил, выгнул спину, поднял шерсть дыбом и сердито зашипел.  “Он что у тебя живой?!” – закричала Ложь и закрылась руками, испугавшись, что котёнок на неё бросится.  “Да это котёнок домового Гриши, он наверное сейчас придёт.”  “Домовой!  У тебя есть домовой!  Где он у тебя живёт?” – Лень начала бегать по комнате, заглядывать под кровать и во все углы.  “Да нет, он живёт в камине, в большой комнате,” – сказала Таня, и Лень тут же побежала туда.  Таня услышала, как кто-то стучит в доме молотком.  Через мгновенье Лень вернулась.  “Кто это стучал?” – спросила у неё Таня.  Лень замерла на месте, а Ложь сверху сказала: “Да, это она хотела вашего домового пригласить сюда поболтать, а он не отзывается, наверное в гости ушёл.”  “А-а-а”, - протянула Таня, а Лень согласно закивала головой, как бы подтверждая слова Лжи. 
На следующий день Танечка сделала так, как сказала ей Лень.  Мама немного удивилась, но ничего не сказала.  Ночью Таня проснулась от того, что кто-то разгуливал по её комнате.  Это была Лень, она ходила и разбрасывала Танины вещи по полу.  Лень была гораздо больше, чем вчера. “Что это ты делаешь?  Вещи должны в шкафу висеть, а ношенные в ящике для стирки,” – спросила её Таня.  “Ещё не хватало, – ответила ей Лень, - их же надо будет опять с вешалок снимать, перед тем как надеть.  С пола поднять легче, а грязные мама сама уберёт, ничего с ней не станется.  Она у тебя молодая, здоровая, пусть поработает, а тебе отдыхать надо.  Дети должны отдыхать хорошо, чтобы вырасти.”  “А бабушка мне говорила, что дети должны помогать родителям.”  “Ничего-то твоя бабушка и не знает.  Это раньше так надо было делать, а в наше время это вовсе и необязательно.  У родителей стиральная машина есть и пылесос, вот пусть они и помогают, - ответила ей Лень и добавила, - а вот в углы надо пыли подбросить и паутины навешать.  Пауки, знаешь, они ведь полезные. Ты мне лучше скажи, как со школой всё прошло, мама не проверяла твои домашние задания, поверила тебе?” “Поверила,- зевая, сказала Танечка, - только у меня завтра контрольная по арифметике, а я не готовилась.  Вот утром, думаю, встану пораньше и успею позаниматься перед школой.  Я и будильник завела.“  “Ещё не хватало, чтобы ребёнок вставал из-за какой-то контрольной, - возмутилась Лень, беря в руки будильник и выключая звонок, - ребёнок должен отдохнуть.  Совсем эти учителя замучили.” А Ложь  засмеялась с полки и сказала:  “Ты завтра скажи маме, что тебе голова болит и градусник ей принеси.  Она температуру померяет и подумает, что ты заболела и в школу тебя не пустит.”   “А если температуры у меня высокой не будет?” – спросила Таня, а Ложь с Ленью переглянулись и стали ещё больше.  “А ты всё равно скажи, что у тебя всё болит и голова и живот, попробуй.”
Утром Таня так и сделала, ей даже и стараться не пришлось.  Мама, когда увидела, какой у Тани в комнате беспорядок, сама спросила: “Уж не заболела ли ты, доченька?”  А после того, как Таня согласно кивнула головой и сказала, что у неё всё тело болит, мама предложила ей остаться дома и полежать. 
Так прошло несколько недель.  Вскоре Таня совсем перестала делать все свои домашние задания. Ей всё стало неинтересно и скучно, она перестала слушать своих родителей и бабушку с дедушкой.  Всё время сидела на диване или лежала на своей кровате, зевала и смотрела в потолок.  Она даже перестала играть со своей собакой Лэди и кошкой Дашкой, которые, в свою очередь, перестали заходить в Танину комнату, а если и заходили, то Даша сразу щетинилась, шипела и поднимала свою лапу, как будто хотела кого-то поцарапать.  Лэди же поднимала голову вверх, смотрела на полку, где стоял маленький стеклянный голубой котёнок и озлоблённо рычала.  Дошло до того, что Таня перестала причёсываться и умываться.  Все её оценки из очень хороших и хороших стали плохими и очень плохими.  Она даже перестала ходить на гимнастику и таеквандо, разленилась, потолстела и стала похожа на маленькую, жирненькую старушку.  Родители не понимали, что произошло с дочкой они водили её в поликлинику и на консультацию к одному старому-старому профессору.  В поликлинике врачи все разводили руками и говорили, что Таня совершенно здорова.  А старый-старый профессор, отвёл папу в сторону и, протирая очки, смущённо сказал: “Голубчик, мне очень неудобно Вам говорить, но мне кажется, Ваша дочь просто ленится что-либо делать.” “Что Вы, профессор! – возмутился папа, - она всегда хорошо училась, помогала дома, занималась спортом и так вдруг... Нет, я не верю!”  “Голубчик, я знавал Вашего отца.  Поверьте моему опыту.  Мне очень грустно такое говорить, но это так.”  “Что же делать?” – папа с надеждой смотрел на профессора.  “В наше время, – профессор глазами показал на свой ремень, - работало безотказно...”  “Что Вы, профессор! – папа даже руками замахал, - это же ребёнок, девочка.  Как можно?!  Неужели медицина до сих пор не нашла других средств?”  Профессор развёл руками, мол другого метода он не знает. 
Вечером папа зашёл в Танечкину комнату, она смотрела в окно и считала ворон, которые рассаживались по веткам перед тем, как устроиться на ночь.  “А может её действительно выпороть?” – ни к кому не обращаясь, спросил папа и вышел, махнув рукой.
Ночью Танечка проснулась от того, что кто-то ходил по комнате, тяжело шаркая ногами.  Она открыла глаза и удивилась, увидев огромную, толстую Лень, разгуливавшую по комнате.  Рядом с ней ходила её младшая сестра Ложь, которая тоже стала большой и толстой и уже никак не могла уместиться на полочке.   Они разговаривали вполголоса и не замечали, что Танечка проснулась и смотрела на них.  “Как быстро они выросли, мне бы так,” – подумала Таня про себя.   Она хотела было уже поздороваться с ними, но потом прислушалась, о чём они разговаривали и ничего не сказала.  Наоборот, она закрыла глаза и притворилась спящей.  “Здорово мы обманули эту противную девчонку, - говорила Лень, - теперь она всегда будет в наших руках.” “А мы будем расти и расти, - вторила ей Ложь, - будем забирать её дни и годы.  Она быстро превратится в старуху.  Грязную, мерзкую, ворчливую, всем недовольную старуху.  Ха-ха-ха.”  Засмеялась она.  “Тихо!  А то ты её разбудишь, и она всё поймёт и выгонит нас отсюда!” – зашептала Лень, оглядываясь на как будто спящую Танечку.  “Да её пушкой не разбудишь.  Она так привыкла валяться и спать и днём и ночью, что можно делать, что хочешь.  Мы будем хозяйничать в её жизни.  Она всё будет делать по нашему.  Мы и весь дом себе подчиним.  Как хорошо, что я заколотила гвоздями дверь домового, а то он бы нас отсюда прогнал.   Теперь он не выйдет.”  “Да, - согласилась с ней Ложь, - все эти домовые, лешие нас терпеть не могут.”  “Откройте! – донеслось из другой комнаты, - Выпустите меня отсюда!  Таня!  Выпусти меня!”  “Ха-ха-ха, - засмеялись сёстры, - кричи, кричи, никто тебе не поможет.”  С полки донеслось злое кошачье урчание.  Это стеклянный голубой котёнок, слушая, что говорят Лень и Ложь выгнул спину дугой и, поставив хвост трубой,  весь ощетинился, прижал уши и зарычал так зло, как будто он был тигр.  “Я его боюсь! – закричала Ложь, - Гадкий котёнок!  Его надо разбить!”  Лень и Ложь вдвоём полезли к полке прямо через Танину кровать.  “Не смейте его трогать! – закричала Таня, вскакивая на ноги, - убирайтесь отсюда, обманщицы!”  “Что!? – набросились на неё Лень и Ложь, - избавиться от нас захотела?!  А ну лежи и не шевелись там!  Ишь ты!”
Плохо пришлось Танечке.  Вначале она ещё отбивалась, но Лень и Ложь были огромные и очень тяжёлые.  Они уже повалили Таню на кровать и она стала задыхаться под их грузными телами, как тут голубой стеклянный котёнок соскочил с полки прямо на спину Лени, оттуда на спину Лжи, а с неё на пол и помчался в комнату, где находится камин с запертым домовым.  Лень и Ложь отпустили Таню и хотели было побежать за котёнком, чтобы схватить его, но в дверях их встретили кошка Дашка и собака Лэди.  Дашка зашипела, выпустила острые когти и начала царапать Ложь, а Лэди вцепилась в Лень.  Почти сразу же из другой комнаты раздался звук открываемой дверцы и в Танину спальню вбежал домовой Гриша с веником в руках.  С криком: “Лови, Таня,” – домовой бросил ей свой веник и побежал открывать окно, о которое бился чёрт Альфред.   Увидев, кто находится в Таниной спальне, чёрт закричал:  “Быстрее, быстрее, выметай Лень из всех углов.”  Таня схватила веник и начала выметать пыль и паутину со всех углов комнаты.  Она поднимала все свои вещи с пола, и аккуратно развешивала их по вешалкам в шкафу.  С каждым Таниным движением Лень становилась всё меньше и меньше, а когда всё было убрано и сложено по местам, она и вовсе исчезла.  Хуже дело обстояло с Ложью, от неё было невозможно избавиться, она отбивалась от всех, выскальзывала, уворачивалась, изворачивалась, выворачивалась наизнанку и не давалась в руки.  Все устали.  Наконец, чёрт, задыхаясь, прохрипел: “Думай, Таня, думай скорей”  Таня застыла на месте, потом вдруг вскрикнула и побежала в спальню к своим родителям.  “Мама, папа, – расталкивая их, кричала она со слезами на глазах, - У меня ничего не болит, у меня накопилось много несделанных уроков.  Мне просто было лень!  Я вас обманывала, я вам лгала!”  Как только она произнесла слово “лгала” огромная Ложь в её комнате лопнула и исчезла без следа.  “Давай, доченька, мы завтра об этом поговорим, сейчас уже поздно.  Надо спать,” – сказала мама.  “Хорошо, что ты теперь сама всё поняла,  – добавил папа, - думаю, нам даже не придётся об этом больше говорить.  Спокойной ночи.”  Танечка побежала к себе, Альфреда уже не было.  В комнате остался домовой Гриша, стеклянный голубой котёнок, кошка Дашка и собака Лэди.  “Альфред тебя не дождался, скоро рассвет.  Вот, просил тебе звёздочку передать,” – домовой протянул Танечке маленькую звёздочку, которая мерцала мягким пурпурным светом.    Таня взяла звёздочку, подержала в ладошке, поцеловала и выпустила в открытое окно.  Все высунулись в него и смотрели, как звёздочка улетает ввысь.  На востоке небо начало розоветь.  “Ну, это, - смущённо шмыгая носом, сказал домовой, поднимая с пола свой веник, - мне пора.  Слушай, Тань, ты к себе так просто кого попало не подпускай.  Что бы тебе хорошего не говорили.  А вдруг врут, как эти две.  А то пристанут, не отвяжешься. ”  Он поставил стеклянного котёнка на полку, а тот свернулся калачиком и застыл.  Наверное устал.  Домовой пошёл к себе.  “Спасибо!” – вдогонку ему крикнула Таня.  “Угу-угу,” – голосом филина Вити ответил домовой и рассмеялся.  Из открытого окна раздался голос Кащея:  “Таня, я тебе ещё одну сказку из сундука достал, про Лень и Ложь.  Лови!”  И в комнату влетела сказка, совсем новенькая, ещё и летать как следует не научившаяся.  “Хорошие у меня друзья,” – подумала Таня, поднимая сказку и ставя её на свою полку с книгами.  Потом вздохнула и села делать свои домашние задания.  Надо было исправлять свои оценки.  Лэди улеглась у её ног, а Дашка продолжала сидеть на подоконнике и смотреть в окно.  Что она там видела неизвестно, но мурлыкала она очень довольно.

 

Copyright@2008, Oleg Gritsevskiy
При полной или частичной перепечатке,
согласие автора обязательно.