Леший Сёма.

Все сказки

Танечка гонялась за большой стрекозой, которая летала прямо над поляной. Посередине поляны стоял большой старый пень. Там было много стрекоз, но эта выделялась среди них. Она была чуть ли не вдвое больше других и у неё были огромные золотые глаза. Танечка бегала за этой стрекозой по поляне не для того, чтобы поймать, а просто так. Так ей нравилось. Следом за Таней носилась её собака Лэди. Казалось, стрекоза понимала, что с ней играют. Она то подпускала их поближе и даже спускалась к ним с высоты то, когда Танечка протягивала к ней руку, чтобы дотронуться, внезапно взмывала вверх, и, сделав круг, возвращалась обратно. Танечка так увлеклась, что не замечала ничего вокруг.
- Дадут мне когда-нибудь газету почитать в моём лесу спокойно или так и будут носиться взад и вперёд, как угорелые. Вон пылищу подняли, дышать нечем, - раздался чей-то скрипучий голос откуда-то сзади. Танечка оглянулась. На пне, что стоял посередине поляны, сидел какой-то мужичок.
- Странно, - подумала Танечка, - тут же только что никого не было. Откуда он взялся? - Она подошла поближе и с интересом начала рассматривать незнакомца. Небольшого росточка, в какой-то странной шапке на голове, больше похожей на птичье гнездо, с всклокоченной бородой, в которую вплелась паутина; в тулупе, покрытом местами мхом, а местами лишайником и, из кармана которого торчала еловая шишка. Мужичок держал в руках пожелтевший обрывок газеты и пытался сердито смотреть на Танечку из-под нахмуренных бровей. Пытаться то он пытался, только получалось у него это плохо: видно было, что он вот-вот да и рассмеётся. Интересно, что Лэди на него никак не отреагировала. Вернее отреагировала так, как будто она всю жизнь его знает. Она подбежала к нему, весело размахивая хвостом, и застыла довольная тем, что он начал чесать её за ухом.
- Ну, если ты уж меня так внимательно рассматриваешь, может мы хотя бы познакомимся? – спросил Танечку мужичок и добавил: - А то с собакой твоей, Лэди, я уже познакомился, а тебя как зовут не знаю. -
Танечка покраснела – действительно как-то неудобно получалось.
– Танечка, - сказала она, - А Вас как зовут? –
- Сёма, я леший в этом лесу. –
- Как леший? – переспросила Танечка.
- Очень просто. Что здесь удивительного? В каждом лесу есть свой леший. Я здесь живу – это мой лес. Вот вышел подышать воздухом и почитать, - леший помахал обрывком газеты, - так вы не дали. -
- Как же Вы читаете, если газету вверх ногами держите? –
- Врёшь поди. Как ты знаешь? Ты что, читать умеешь? – возмутился Сёма.
- Я все буквы знаю и читаю немножко. –
- А вот это какая буква, какая? – протягивая Танечке обрывок газеты, спросил леший.
- Это буква Б, это А, это Р, опять А, это К, за ней У, потом Д и А. Всё вместе БАРАКУДА, - прочитала Танечка.
- Вот и врёшь, вот и врёшь! – вскочил с места леший и, как маленький заплясал на одной ноге, - нет такого слова! Вот и наврала, что читать умеешь! –
- Нет не вру! Я вообще не вру! И есть такое слово, это рыба такая. На щуку похожа, только больше и в море живёт. Мне папа показывал, - с обидой в голосе сказала Танечка, - Я правильно прочитала! –
- Не может быть! Я всех рыб знаю. И ерша, и окуня, и линя, и судака, и щуку и ещё многих. Знаешь какой я рыболов? Самый лучший, вот! Я недавно вот такую щуку выловил, - разводя руки в стороны сказал леший, и грозя Танечке пальцем, добавил, - меня не обманешь! - Танечка от обиды начала всхлипывать. Глядя на неё, начала недовольно рычать на лешего Лэди. Сёма посмотрел на собаку, потом на Танечку, насупился, запахнул свой тулуп, сел обратно на пень и сказал: - Ну, если не врёшь, то нарисуй мне эту, как её, ракуду, что-ли. Нарисуй. –
Танечка взяла с земли веточку и нарисовала рыбу на песке, прямо перед сидящим лешим. – А вот сейчас мы проверим, - сказал он и щёлкнул пальцами. Нарисованная рыба ожила и изгибаясь забила хвостом. - Правда, есть такая. Не врёшь, - сказал леший, - и действительно похожа на щуку, только больше. Как ты говоришь, она называется? - Он опять щёлкнул пальцами и баракуда исчезла.
- Баракуда, - всё ещё дуясь от обиды, прошептала Танечка.
- Ну ладно, ладно, не дуйся. Я просто не знал, - сказал примирительно Сёма, - а хочешь чего покажу? Смотри. – Он снял свою шапку и протянул её Танечке. Танечка заглянула туда, а там действительно было гнездо какой-то птицы с тремя птенчиками, которые тут же начали пищать и широко открывать рты, требуя пищи. – Это жаворонки. У них родители пропали, вот я и нянчу. Ципа-ципа-ципа, - засмеялся Сёма и дал каждому птенчику по червячку.
- Ой, какие хорошенькие, - разглядывая птенчиков, сказала Танечка. Потом подумала и осторожно спросила: - А Вы что, читать не умеете? –
Сёма отвернулся, помолчал немного, потом вздохнул и с трудом выдавил из себя: - Я умею, только плохо очень. В лесу живу, один. Кто здесь научит-то? Вот приходится самому учиться. А оказывается, я и газету кверх ногами держал. Пустое всё это. Думал так, для себя... Зачем в лесу читать. –
- Ну как это зачем? – возмутилась Танечка, - обязательно читать надо, чтобы знать больше. А хотите я Вас учить читать буду? Я сама учусь, и то что буду сама проходить, буду и Вам рассказывать. Вдвоём даже веселее. Правда-правда. –
- А не врёшь? – с сомнением спросил Сёма, - это ведь надо сюда приходить. Я из леса ни ногой. Мне нельзя уходить, я здесь хозяин, без меня порядка не будет. А ты в лес сама-то любишь ходить? –
- Да, - сказала Танечка, - мы с мамой и папой осенью за грибами ходим... –
- За грибами?! Вот, гляди, - леший распахнул свой тулуп, а на обратной его стороне рос маленький гриб, - это боровик – царь грибов. Ты когда поедешь с родителями в лес, обязательно его найдёшь. –
- А сейчас, можно его взять? –
- Нет, сейчас июнь, рано ещё. Придётся потерпеть. А ягоды ты любишь собирать? –
- Я никогда не собирала, а есть я их очень люблю. Особенно пирог с дикими ягодами. Меня бабушка Альфреда угощала, такой вкусный... –
- Чья, чья бабушка? – насторожился Сёма.
- Альфреда, это такой один мой знакомый. Он, кажется, чёрт, но добрый. Он меня на пирог к своей бабушке приглашал, так он мне рассказывал, что дикие ягоды для этого пирога по ночам собирал... –
- А обо мне он что, не говорил? – дрожащим от волнения голосом, спросил леший.
- Нет, не говорил. –
Сёма вскочил на ноги, поднял руки к небу и начал бегать кругами, крича: - Вот она – настоящая дружба! Как ягоды нужны, так: - Сёмочка, друг разлюбезный, покажи место, милый... - А как пирог есть у бабушки, так ни разу не пригласили. Родственнички! Даже не вспомнили. – Я собираю, - передразнил он, по Танечкиным словам, чёрта Альфреда и завёлся по новой: - Да он, Альфред твой, малину от волчьей ягоды и отличить не сможет, а туда же – ягоды он на пирог по ночам собирает. Да без меня он и в лес-то не войдёт. Вот не получат они больше ягод на пирог. Пусть на базаре покупают. - Он запахнул свой тулуп, с разгона сел обратно на пень, сложил руки крест-на-крест и, положив ногу на ногу, насупился. Танечка, видя как леший обиделся, решила, что надо его как-то успокоить. Она постояла немного молча, а потом сказала: - Ну зачем же так расстраиваться? В этом году будет ещё пирог и Вас обязательно пригласят, а сейчас хотите я вам мороженое принесу. Пирога у меня нету, а мороженое есть. –
Услышав знакомое слово – “мороженое”, Лэди подняла уши и завиляла хвостом.
- И тебе тоже дам, - сказала ей Танечка, - не волнуйся, Лэдичка. -
- А что это такое – мороженое? – спросил, заинтересовавшись Сёма.
- Такое вкусное, холодное. В такую жару как раз будет. –
- Да, - с сомнением протянул Сёма, - ну ладно, неси. Попробую. –
- Я мигом! - крикнула Танечка, уже на бегу. Потом вдруг резко остановилась, повернулась к лешему лицом и спокойно добавила: - Я ещё азбуку с собой принесу. Чего время зря терять. Сегодня же и заниматься начнём. – И она уже степенно, как и подобает учителю, пошла к дому. Но пройдя несколько шагов она не сдержалась и всё равно перешла на бег, тем более, что Лэди припрыгивала рядом от нетерпения скорей добраться до мороженого.
Они вернулись быстро. Мороженое для Сёмы даже растаять не успело. Оно ему очень понравилось, он его съел и сказал, что вкуснее он ничего в своей жизни не пробовал. Потом они учили буквы. Леший Сёма оказался очень прилежным учеником. Он выучил сразу несколько букв: М, А, Ы, Л, Р, У и даже сам смог прочитать фразу:
“МАМА МЫЛА РАМУ”
чем был очень горд.
Они договорились, что Танечка и Лэди придут к нему ещё, а сейчас надо было прощаться. Сёма подарил Танечке две небольшие корзиночки: одну полную черники, а другую земляники, и сам проводил через лес. Он попросил Танечку угостить ягодами домового Гришу. Они, оказывается, были друзьями, только виделись редко. На опушке он остановился и махал Танечке вслед до тех пор, пока она не зашла в дом.
Дома Танечка поставила корзиночки на кухнонный стол и вышла в комнату, а когда вернулась то заметила, что корзиночки стали сами по себе больше раз в пять и ягод в них было с горкой.

Copyright@2007, Oleg Gritsevskiy
При полной или частичной перепечатке,
согласие автора обязательно.