Пропавшие Лимерики.

 

Все сказки

Танечка пошла к папе в кабинет попрощаться перед сном.  Она всегда так делала, когда папа работал.  Она обнимала его за шею, целовала и просила прийти к ней в спальню через пятнадцать минут, спеть “баюшки” и пожелать “Спокойной Ночи.”  Пятнадцать минут были ей необходимы, чтобы помыться и немного посмотреть картинки в книжке со сказками.  Папа, как обычно, сидел возле компьютера и что-то говорил про себя, беззвучно шевеля губами.  Возле его ног лежала собака Лэди, которая, не вставая, вильнула хвостом, увидев Танечку.  Всё было как всегда, только папа сидел какой-то грустный.  Танечка подошла к нему сзади и обняла.  “А, Танюша, это ты,” – улыбнулся папа.  Он очевидно не заметил, как она вошла, потому что не обратил на неё вначале никакого внимания, чего не бывало раньше.  “Что, тебе уже надо идти спать?”  Танечка поцеловала его и сказала: “Приходи через пятнадцать минут.  Я тебя подожду.”  Она уже повернулась к двери и сделала несколько шагов, как вдруг развернулась и спросила:  “А почему ты такой грустный сегодня?  Как будто у тебя пропало что-то.”  “Пропало? – с улыбкой повернулся к ней папа, - пропало?  Хм-м.  А что, ты, наверное, права.  Понимаешь, у меня все лимерики пропали.  Сидят себе где-то теперь, смеются  и прячутся от меня.”   Папа смотрел на Танечку и  уже весело улыбался. “Лимерики? – подумала она, - это наверное такие человечки маленькие, игрушечные с ушками кругленькими или зверьки с мягкой шёрсткой.  Как же они могли пропасть-то?  Может папа их положил куда-то и забыл, где они?”  Она стояла, наморщив лоб, пытаясь сообразить, чем можно помочь папе.  “А ты Лэди просил их поискать?  Она-то их вмиг найдёт.  Лэдька всё найти может.  У неё вон какой нос чёрный, большой, мокрый и холодный.  Она им по земле поводит и сразу тебя приведёт туда, где твои лимерики сидят и от тебя прячутся.”  Лэди, услышав своё имя, подняла голову и задышала часто-часто.  “Вот, видишь, - сказала Таня, указывая на собаку, - она сразу же их найдёт.  Так она говорит, когда часто дышит.  Я знаю.”  “Да, я просил, - папа махнул рукой, - она поискала, но найти не смогла.  Наверное у них запаха нет, у лимериков, а без запаха она не может искать.”  Лэди вздохнула тяжело и улеглась обратно на пол.  “Вот видишь, - сказал папа, смеясь, - когда она вздыхает тяжело – это она так говорит, что не может без запаха искать.  Я тоже знаю.”  “Плохо дело,” – сказала Танечка.  “Плохо, - согласился с ней папа, - хуже не бывает.  Как я теперь без лимериков, ума не приложу?!”  “Ай-ай-ай, - подумала Танечка, - Видно, что папе эти лимерики пропавшие очень нужны.”  “А ты маму просил помочь?  Она точно всё найдёт.  У меня, когда что-то пропадает, она всегда находит.” “Танечка спать пора!  Хватит с папой прощаться, он к тебе через пятнадцать минут придёт.  Тебе ещё помыться надо и зубы почистить.  Давай быстрей, а то времени книжку посмотреть не останется,” – мама позвала её из соседней комнаты.  “Нет, маму я не просил, - папа понизил голос, - мама не знает ещё об их существовании.  Это такие секретные лимерики, их пока никто не видел.”  “Секретные, - подумала Танечка, - как интересно.  Наверное это сюрприз или подарок такой, как на день рожденья.  Как здорово!  Обидно будет, если их не найдут, их ведь и не увидит никто.”  Ей очень не хотелось уходить и, наоборот, очень хотелось помочь папе.  Как всё-таки жалко, что мама уже позвала, и надо было идти спать.  Она вздохнула и опять повернулась к двери.  Потом подумала немножко и спросила:  “Может ты просто позабыл куда их положил?  У меня так было:  я забыла, куда куклу положила, а бабушка сказала, что надо ночь переспать, а на следующее утро можно и вспомнить.  Я и вспомнила.  Может тебе просто надо ночь переспать?”  “Хорошо, - согласился папа, - я ночь пересплю и завтра постараюсь найти пропажу.  А сейчас спать иди, я к тебе скоро приду.”  Танечка позвала Лэди, она любила, когда Лэди с ней в спальне была, и побежала к себе переодеваться, мыться и ложиться в кровать.  Папа пришёл через пятнадцать минут, спел “Баюшки,” пожелал Спокойной Ночи и выключил свет. 
Всю ночь Танечке снились лимерики.  Они были разные:  одни – похожие на смешных человечков, другие – на каких-то зверьков.  Они все смеялись, бегали, прыгали, баловались, показывали язык, делали ей нос, а потом исчезали.
Когда Танечка проснулась, то, как была в ночной рубашке и босиком, так и побежала сразу к папе в кабинет узнать, нашлись лимерики или нет.  Папа сидел весёлый и что-то быстро печатал на компьютере.  “Доброе утро,” – сказала Таня и обняла его за шею.  “Танюша, ты уже проснулась,  с добрым утром.  Почему так рано, можно было ещё поспать?  Сегодня же воскресенье.” Папа обнял Танечку и поцеловал её в тёплый лобик.  “А ты нашёл свои лимерики?” – вместо ответа спросила Танечка.  Папа засмеялся: “Ах, вот почему ты босая прибежала!  Нашёл, конечно нашёл!”  “Покажи, – Танечке очень хотелось посмотреть на лимерики, -  Интересно, какие они?”  “Я тебе и маме их вечером покажу, перед сном.  Они ещё молоденькие и света боятся.”  “Хорошо, только не забудь.”  “Я не забуду.  Беги мыться и одеваться, мы в Зоопарк поедем и маму попроси завтрак приготовить.  Покушаем и поедем все вместе.”  “Ура!!!  А бабушку возьмём? А Лэди?”  “Бабушку возьмём и дед с нами поедет.  А вот Лэди не возьмём, её лев боится.”  “А-а-а,” – протянула Танечка, а про себя подумала: “Как это лев может Лэди бояться, она такая добрая и всех любит.  Она же его не покусает.” 
Когда все вернулись вечером довольные и уставшие, и пришло время Танечке идти спать, к ней в спальню пришли мама и папа.  Следом за ними вошла Лэди, а за ней, подняв хвост, кошка Даша.  Мама села на стул, а папа на кровать, Лэди улеглась на полу, а Даша вспрыгнула на тумбочку и уселась там.  Папа приготовился что-то читать.  “А лимерики?  Ты же обещал их мне показать?” – Таня вопросительно смотрела то на маму, то на папу.  Она целый день ждала встречи с этими лимериками, а у папы в руках были только листы бумаги.  Мама глядела и улыбалась.  “Так вот же они, - папа помахал в воздухе бумагой, - лимерики – это стихи такие из пяти строчек.  В них первая строчка должна рифмоваться, ну это просто оканчиваться таким же звуком, со второй и пятой, а третья с четвёртой.  Я их никак не мог написать, первые строчки были, а другие попрятались.  Переспал по твоему совету, утром встал и дописал остальные.  Ну что, читать?”  “Читать, читать,” – сказала Танечка и приготовилась слушать;  она обожала, когда папа ей что-нибудь читает.  “Хорошо, – сказал папа, - ну слушайте,” – и начал читать:

В поле вышла гулять пятилетняя дама,
Паучка увидала и закричала: “Мама!!”
Паучок задрожал
И с травинки упал,
Вот какая вчера в поле случилась драма!

“Ну что, нравится?” – спросил папа. “Ещё,” – вместо ответа сказала Таня.

В кафе повстречались две юные подружки,
Шутили, болтали, пили чай, ели сушки.
Обо всём говорили
И всех обсудили,
Так громко смеялись, что лопнули кружки.


“Ещё,” – опять попросила Таня.

Сидел король на своём троне,
Шут перед ним ходил в короне,
Дразнился и кривлялся,
С принцессою подрался!
Теперь в углу набитый стонет.

“Ещё!”

На вешалке висела дырка от брюк,
На неё разозлился холодный утюг.
“Так не бывает!” – сказала вода,
Огонь согласился: “Чушь, ерунда!”
По лбу меня щёлкнул сушёный урюк.

“Ещё! Ещё, ещё, ещё!” – Танечка захлопала в ладоши.  “Хорошо, - согласился папа, - ещё пять и всё.”  “Пора спать,” – добавила мама.  В ответ Танечка только кивнула.

Жил генерал в одной дальней стране,
С саблей по полю скакал на коне!
Полки в походы он посылал,
В атаку шёл, “Ура!!!” – кричал,
Но до сих пор соску сосёт он во сне.

Один злой разбойник, кровожадный пират
На абордаж захватил королевский фрегат!
Вот только его бригантину,
Состроив ехидную мину,
В тазу потопил его маленький брат.

Ему на стол подали ужин из колючих блюд,
“Вот это да! – смеялся разнообразный люд,
Ещё он пьёт подолгу!
Он может выпить Волгу!”
“Да что же вы хотите, ведь это сам верблюд!”

Один господин пятидесяти двух лет
Решил, будто он настоящий поэт.
Взял, ради скуки,
Нож, вилку в руки,
На радостях съел сто двадцать котлет!

Один мудрец нашёл вчерашний день,
И объявил об этом, взгромоздясь на пень.
Король решил его наказать,
Велел за палачом гонца послать.
Гонец же сказал:  “Я пообедал, мне лень.”


“Всё на сегодня,” – сказал папа, складывая бумажные листы.  “Здорово,” – прошептала Танечка, закрыла глаза и заснула.  Родители поцеловали её спящую, выключили свет и вышли.

В комнате остались собака Лэди и кошка Даша.  Они неотрывно смотрели в один угол, в котором суетились какие-то смешные игрушечные человечки и зверьки.  Они все смеялись, бегали, прыгали, баловались, показывали язык, делали им нос, а потом исчезали.

AbZ


 

Copyright@2008, Oleg Gritsevskiy
При полной или частичной перепечатке,
согласие автора обязательно.