Испорченные зубы.

Все сказки

“Вот видишь, - говорила мама Танечке, когда они вышли из кабинета зубного врача, - что я тебе говорила? Тебе нельзя так много есть конфет, у тебя уже есть испорченные зубы. В твоём возрасте ещё рано их иметь. Доктор сказал, можно только шоколад, и то, в ограниченных количествах. А не леденцы или ириски. Теперь придётся идти сюда ещё раз, чтобы тебе лечили твои заболевшие зубы. –
Танечка молчала: во-первых, ей было стыдно, во-вторых, ей было немного больно, а в-третьих, она и сама знала, что так много конфет есть нельзя... .
Танечка проснулась от какого-то разговора. “Наверное Гриша пришёл или Альфред прилетел, - обрадовалась она, - сейчас я им расскажу, что у меня случилось. Они мне обязательно помогут”. Она открыла глаза, села и посмотрела вокруг. Ни Гриши, ни Альфреда, никого другого из своих друзей она не увидела. Однако шум продолжался. Причём она слышала не один, и не два, а сразу много тоненьких голосов.
“Кто это говорит? -- подумала она, - здесь же никого нет.” Она прислушалась и...
“Это же внутри меня, - с ужасом подумала Танечка, - это кто-то говорит внутри меня, хотя я сама молчу! Как же это так может быть?!”
“Слушайте, слушайте! – услышала она, - она совсем о нас не думает! Она нас даже не чистит, как следует! Вот, между вторым и третьим застрял кусочек колбасы ещё с завтрака. На нём поселятся микробы, которые начнут разрушать эти два зуба, да ещё и запах пойдёт изо рта – все друзья шарахаться начнут.” При слове “микробы” Танечка услышала, как сразу много голосов, что-то с плачем закричали друг другу.
“А конфеты! Сколько она ест конфет! У неё уже две дырки в зубах. А ведь мы ещё только временные – молочные зубы. Если она не исправится, то что будет с постоянными, коренными зубами? Я вас спрашиваю?!” Кого именно спрашивал этот голос, Танечка понять не могла, а голос продолжал: “Когда нас не станет, то новые коренные, так и будут портиться. У неё одно на уме: где бы конфетку поесть. Это всё язык виноват! Это ему нравится сладенькие леденцы на палочке лизать. Это из-за него мы разрушаемся!” – кричали тоненькие голоса.
“А я здесь причём? - сказал чей-то густой и глухой голос, - мне и самому эту сладость лизать не хочется, я потом от неё сохну весь.”
“Она думает, что скоро мы будем меняться, и к ней будет ночью приходить Зубная фея, которая за каждый выпавший зуб будет давать ей денежку. Только мы скажем фее, чтобы она ей ничего не давала, за испорченные зубы ничего давать нельзя! – продолжали кричать разные голоса. – Ничего не давать! За испорченные зубы ничего давать нельзя!”
“Что это такое? -- подумала Танечка, -- как это ничего не давать? Кто это там распоряжается моими зубами?” У Танечки как раз шатался один зуб, который вот-вот должен был выпасть. Она ждала этого с нетерпеньем. Тогда его можно положить под подушку, и фея, когда его там найдёт, даст ей монетку. Танечка соскочила с кровати и помчалась в ванную комнату. Она включила свет, подошла к зеркалу, открыла рот и посмотрела, что в нём происходит. Конечно она увидела свои зубы, которые, как всегда, сидели ровными рядами на дёснах, только сейчас у каждого было своё личико, ручки и ножки.
“А!!! Вот она!” – закричали все зубы разом, смотря через зеркало, прямо Танечке в глаза. “Это из-за тебя нам так больно, что теперь доктор должен нас лечить!” Зубы кричали, перебивая друг друга. У них у всех были сердитые лица, только четыре из них ничего не кричали. Два сидели с перевязанными головами, взявшись за них ручками. Эти двое только стонали, чуть покачиваясь из стороны в сторону, как будто у них у самих зубы болели.
“Это те, которые надо лечить,” – догадалась Танечка.
Два других зуба пытались вытащить застрявший между ними кусочек колбасы. Они старались изо всех сил и работали с так, что даже слегка покраснели.
“Надо им как-то помочь,” – подумала Танечка. Она побежала на кухню, взяла зубочистку и одним движением избавилась от злочастного кусочка, который так мешал. Правда крику от этого не убавилось. Пришлось возвращаться в ванную и смотреть, что ещё во рту происходит. А зубы продолжали шуметь и возмущаться. “Подумаешь, - кричали они, - вытащила застрявший кусочек! Тоже ещё достижение! Пусть посмотрит какие мы жёлтые, грязные. Нам здесь дышать нечем, такой запах стоит невыносимый!”
“И мне невыносимо, - басовито сказал язык, - почистила бы ты их, Таня, а то задохнёмся мы здесь, болеть начнём.”
Танечка вспомнила, совсем недавно она разговаривала с домовым Гришей, а он как-то смущённо нос отворачивал и всё норовил подальше отойти, а потом и вовсе убежал в камин, оборвав разговор на полуслове. Да и Кащей, когда ей очередную сказку приносил, тоже как будто поморщился, и ушёл быстрее обычного.
“Это наверное запах изо рта, что они от меня шарахаться стали”, - с ужасом подумала Танечка. “Лэди, Лэди! – позвала она собаку, - иди сюда.” Она подождала, когда Лэди подошла к ней, как всегда помахивая поднятым хвостом и, наклонившись к её чёрному носу, спросила: “А что у меня и правда запах изо рта?”
Бедная Лэди опусила свой хвост и, наклонив голову, чихнула так громко, что папа, который спал в своей спальне, сказал сквозь сон: “Надо бы Лэдьку к врачу повести, кажется у неё насморк.” Лэди, виновато посмотрев на Танечку, пошла на своё место спать. А Танечка повернулась к зеркалу, схватила свою зубную щётку, выдавила на неё пасту и начала чистить свои зубы. Чистила долго, старательно водя щёткой вверх и вниз и из стороны в сторону, чистила спереди и сзади. Пока она чистила все голоса умолкли и стало тихо. Как только она прополоскала рот, язык и зубы хором сказали ей: “Спасибо!” Тогда Танечка открыла рот и увидела, что все зубы, кроме двух больных, махали ей ручками и улыбались.
“Ничего-ничего, доктор вас вылечит, а я уж постараюсь, чтобы вы больше не болели,” - и она подмигнула им в зеркало. Два больных зуба тяжело вздохнули и слабо улыбнулись в ответ. Танечка помахала всем рукой и повернулась идти обратно спать. В дверях ванной комнаты стоял её знакомый чёрт Альфред, который улыбался своей белоснежной улыбкой. “Ну и молодец, наконец-то взялась за свои зубы, а то, по секрету тебе скажу, мне леший Сёма жаловался, говорил, птички начали улетать с полянки, когда ты туда приходила. А ты ведь знаешь, как они тебя любят. Ну смотри, что я тебе принёс,” – и, дав Танечке маленькую звёздочку, Альфред исчез.
“Какая хорошенькая,” – подумала Танечка. Полюбовавшись звёздочкой, она подошла к своему окну и разжала ладони.
Танечка всегда так делала – звёздочки должны сиять на небе, чтобы все могли на них смотреть. А Альфред никогда не обижался, что его звёздочки всегда отпускают. Так ведь лучше.

 

Сopyright@2007, Oleg Gritsevskiy
При полной или частичной перепечатке,
согласие автора обязательно.