О Сексе.

Весь бред

Из серии:  "В Гамачке."

               Я вам скажу:

                - Сначала возникло пиво, а уж потом из обезьяны получился человек! -

               А вы как думали?  Для того, чтобы кружку за ручку взять, большой палец должен был начать отгибаться в сторону, а не только бесполезно вытягиваться вдоль ладони.  То-то.  Вот тут теория Дарвина и проявилась в полной мере.  Все, кто пива не пьёт, остались на развитии наших далёких предков, а мы, продвинутые далеко вперёд в эволюции, теперь лежим в гамачках и сдуваем белую, лёгкую, чуть попахивающую хмелем, горько-сладкую пенку и умильно улыбаемся, наблюдая за теми, кто в силу своей недоразвитости продолжает ишачить изо всех сил, пытаясь тоже пробиться в наши плотные гамачковые ряды.  Во как!  А теперь скажите, что я не прав; ведь все хотят в гамачок.  Причём гамачок у каждого свой, единоличный, так сказать.  Он даже семейным быть не может.  Ну представьте себе процесс зачатия в гамачке.  Конечно, есть экстрималы, которые попытаются по жизни своей, совершить этот процесс и себя же отправить на тот свет заранее.  Это всё те же буйные ребята, что по горам в шлёпанцах, под воду без акваланга и с самолёта без парашюта.  Не терпится им, видите ли, познать, а что там за тёмной чертой.  Ну что ж, флаг им в руки!  И мы воспоём им должное, храбрецам этим!  Воспоём, прихлёбывая из керамической кружечки или гранёного стакана, или просто из банки, пивка, которого теперь нам больше достанется.
               Так о чём это я?  Ах, да, о зачатии, или, грубо говоря о том, чего не было в Советском Союзе, о сексе то есть.   (Вот страна была, вечно всё в дефиците, поэтому мы и старались как могли восполнить пробелы.)
               - Я спросил у ясеня... -
               А теперь представьте себе эту картину вашего занятия сексом в гамачке.  Вас качает, всё быстрее и быстрее, и в самый ответственный момент, когда вы, так сказать, уже зашлись в экстазе, гамачок переворачивается, и вы падаете на землю и больно ударяетесь, повреждая себе все мыслимые и немыслимые члены.  А так как вас в гамачке двое, то один ударяется больнее.  Он или она окажется снизу.  Здесь, - это мой совет экстрималам, - важно вовремя перевернуться, чтобы партнёр оказался снизу, а вы сверху, - члены надо беречь, особенно один.  Этого можно достичь путём первоначального вашего положения снизу.  А так как бутерброд всегда падает маслом вниз, можете быть уверены, что все синяки и ссадины будут на вашем теле, какую бы позу вы не принимали. 
               Но это ерунда, допустим, вы совсем продвинутый в плане сексуальных утех, и с вами ещё группа таких же как вы, человек этак с двадцать.  Я вас могу поздравить, ваша оргия в гамачке удалась!  Наблюдая за ней из своего единоличного гамачка, я получу исключительное наслаждение.  Вперёд орлы!  Вас ждут новые вершины, в виде падения!  Ну и что, что ничего не получилось, зато как вы будете расползаться в стороны, охая и стеная, а потом как вы все начнёте бить того, кто этот экстрим придумал.  Не в этом ли счастье?  Удачи вам, дорогие мои. 
               - Я спросил у ясеня,
               Где моя... -
               А даже, если вы вдвоём и не перевернётесь, то у вас обязательно порвутся верёвки гамачка, который не рассчитан ни на двойные тела, ни на резкие телодвижения;  вы обязательно окажетесь всё на той же земле, опять же весь в пыли, синяках и ссадинах.  В этом случае, - я опять обращаюсь к экстрималам, - вам надо иметь в виду, что тот кто снизу, там и останется и, если вы готовы к тому, что гамачок перевернётся и, ожидая этого момента, производите процесс соития, - какое ёмкое слово я здесь подобрал, - находясь снизу, то вам надо с очень большой скоростью успеть в момент полёта оказаться сверху, чтобы не повредить родные и близкие вам члены, вернее один член.  А так как бутерброд всегда падает маслом вниз, можете быть уверены, что все синяки и ссадины будут на вашем теле, какую бы позу вы не принимали. 
               - Я спросил у ясеня,
               Где моя любимая... -
               А, кстати, где она?  Где её черти носят?  Сегодня пятница, пивка я попил, в гамачке полежал, пофилософствовал на предмет, чего не было в СССР, а она где шатается?  Я уже готов к употреблению.  Заболтался я сегодня с вами чего то.  Пойду проверю, неужто опять на кухне кашеварит, пчёлка моя ненаглядная.  Хватит, хватит заниматься насыщением утробы, пора и в коечку.
               До следующего раза, родные мои.

AbZ

Racine, WI                           10/23/2009

 

Сopyright@2009, Oleg Gritsevskiy
При полной или частичной перепечатке,
согласие автора обязательно.